StudyDocs.ru Logo

1.docx


Психиатрия как наука: определение, классификация. Понятие об организации психиатрической помощи в РФ.
Психиатрия — медицинская наука, которая изучает клинические проявления, диагностику, лечение и прогноз психических расстройств, разрабатывает вопросы восстановления в жизни больных с нарушениями психики.Психиатрия подразделяется на общую психиатрию (общую психопатологию), исследующую основные закономерности проявления и развития патологии психической деятельности, общие вопросы этиологии и патогенеза, природу психопатологических процессов, их причины, принципы классификации, проблемы восстановления, методы исследования, и частную психиатрию, исследующую соответствующие вопросы при отдельных психических заболеваниях.
ее отрасли: военная – для определения годности к военной службе; трудовая – для выяснения работоспособности и инвалидности; судебная – для решения правовых проблем, возникающих у лиц с психической патологией. детская психиатрия, гериатрическая психиатрия (психиатрия позднего возраста), биологическая психиатрия, социальная психиатрия, военная и судебная психиатрия, а также психофармакология.
Основным методом обследования психически больных остается клинический с четким и обоснованным психопатологическим анализом состояния обследуемого. Клиническое наблюдение дополняется данными лабораторных методов.
Судебная психиатрия — самостоятельный раздел медицинской науки — психиатрии, изучающий психические расстройства в их специальном отношении к уголовному и гражданскому праву. Судебная психиатрия призвана содействовать правоохранительным органам в их деятельности, поскольку, по закону общественно опасные деяния, совершенные психически больными в состоянии невменяемости, не считаются преступлениями, а лица, их совершившие, не могут считаться преступниками. Основной целью судебной психиатрии является помощь следствию и суду в ответе на вопрос — кто совершил правонарушение, преступник или психически больной человек. Предметом судебной психиатрии является состояние психического здоровья участников уголовного или гражданского процессов, их психические нарушения и психическая деятельность во время совершения деликта, при проведении экспертизы.
Оказание психиатрической помощи в России регламентируются Законом РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" от 2 июля 1992 г. N 3185-I*Психиатрические стационары предназначены для лечения больных с психическими расстройствами психотического уровня.Однако в современных условиях не все больные с психозами нуждаются обязательной в госпитализации в психиатрическую больницу (ПБ), многие из них могут получать лечение амбулаторно.Включает в себя приемный покой, лечебные отделения, аптеку, кабинеты функциональной диагностики и пр.*Психоневрологические диспансеры (ПНД) организуются в тех городах, где численность населения позволяет выделить пять и более врачебных должностей. В других случаях функции психоневрологического диспансера выполняет кабинет психиатра, входящий в состав районной поликлиники. В функции диспансера или кабинета входят: -психогигиена и профилактика психических расстройств, -своевременное выявление больных с психическими расстройствами, -лечение психических заболеваний, -диспансеризация больных, -оказание социальной, в том числе юридической помощи, больным-проведение мероприятия реабилитационного характера
Консультативный и динамический учет в ПНДДиспансеризация предусматривает два вида наблюдения за пациентами – а. консультативное, б. динамическое.
Учреждения внебольничной помощи психически больным*Дневные и ночные стационары обычно организуются при психоневрологических диспансерах, психиатрических больницах. *Дневные стационары предназначены для купирования первичных психических расстройств или их обострений, если их тяжесть не соответствует обозначенным, как состояния, требующих обязательной госпитализации в психиатрический стационар. Эти пациенты ежедневно осматриваются врачами, принимают назначенные им препараты, проходят необходимые обследование, а вечером возвращаются домой. *Ночные стационары преследуют те же цели, что и дневные, в случаях возможного вечернего ухудшения состояния или неблагоприятной домашней ситуации. *Лечебно-трудовые мастерские, входящие в систему реабилитации больных, предназначены для выработки или восстановления трудовых навыков для инвалидов 2-й или 3-й группы. Они получают вознаграждение за свой труд, что в сумме с пенсионным обеспечением дает возможность чувствовать себя относительно независимым в материальном плане. Часть больных имеют возможность перейти на работу в спеццеха или спецучастки, организованные для инвалидов на промышленных предприятиях.

*Общежития для психически больных с уже отзвучавшим процессом и подготовленным к выписке создаются в тех случаях, когда пациенты в течение болезни утратили прежние социальные связи, в том числе место проживания.
Определение судебной психиатрии. Разделы судебной психиатрии. Объект и предмет исследования судебной психиатрии.
Для общей психиатрии основным объектом исследования является психически больной человек, а предметом изучения – его психика и психопатологические нарушения. Объектом изучения судебной психиатрии может быть психически больной и здоровый в повседневной жизни, подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, потерпевший, свидетель, истец, ответчик, а предметом исследования – состояние психики, болезненные нарушения и психическая деятельность как во время деликта и проведения судебно-психиатрической экспертизы, так и установление психопатологических изменений ретроспективно по показаниям очевидцев, материалам уголовного и гражданского дела, данным медицинских, служебных и личных документов (переданных следствием и судом для изучения экспертом-психиатром).В связи с этим цель судебной психиатрии – установить психическое состояние испытуемого и помочь правосудию решить главную проблему, которая возникает в ходе судебно-следственных действий – преступник или психически больной совершил те или иные противоправные действия.


3Основные задачи судебной психиатрии:
1) решение вопроса о вменяемости-невменяемости лиц, привлекаемых к уголовной ответственности и вызывающих сомнения в их психическом здоровье;2) решение вопроса о дееспособности-недееспособности психически больных лиц в гражданском процессе;3) определение процессуальной дееспособности и психического состояния участников уголовного и гражданского процессов;4) профилактика правонарушений, в том числе путем рекомендации по назначению и выбору конкретных принудительных мер медицинского характера в отношении психически больных лиц, совершивших правонарушение;5) разработка предложений по совершенствованию законодательства, касающегося психически больных лиц;6) проведение психопрофилактических мероприятий в отношении осужденных, имеющих нарушения психики;

7) разработка критериев экспертной оценки отдельных психических заболеваний.
4 Судебно-психиатрическая экспертиза представляет собой регламентированное законом и проводимое врачом-психиатром исследование. Теоретической базой СПЭ является судебная психиатрия, предметом изучения которой является состояние психического здоровья участников уголовного или гражданского процессов.Экспертиза производится экспертами соответствующих учреждений либо иными специалистами, назначенными лицом, производящим дознание, следователем, прокурором и судом. Закон предусматривает, что в качестве эксперта может быть вызвано любое лицо, обладающее необходимыми познаниями для дачи заключения. Требование лица, производящего дознание, следователя, прокурора или суда о вызове эксперта обязательно для руководителя предприятия, учреждения или организации, где работает эксперт. Вопросы, поставленные перед экспертом, и его заключение не могут выходить за пределы специальных познаний эксперта.Ходатайствовать об экспертизе могут сам обвиняемый, потерпевший, родственники, в судебном заседании — прокурор и защитник с момента его участия в уголовном и гражданском процессе. В последнем случае могут ходатайствовать о назначении экспертизы истцы и ответчики.Необходимо помнить, что право назначения психиатрической экспертизы по УПК РФ принадлежит лишь следственно-судебным органам и последние, в отдельных случаях, могут не удовлетворить ходатайство о производстве судебно-психиатрической экспертизы, если найдут его недостаточно обоснованным. На практике такие случаи почти не встречаются, так как следственно-судебные органы уделяют большое внимание вопросу о психическом состоянии обвиняемого.Согласно Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (ст. 195), следователь, признав необходимым назначение судебной экспертизы, выносит об этом постановление, а в случаях, предусмотренных п. 3 ч. 2 ст. 29 настоящего Кодекса, возбуждает перед судом ходатайство, в котором указываются:1) основания назначения судебной экспертизы;2) фамилия, имя и отчество эксперта или наименование экспертного учреждения, в котором должна быть произведена судебная экспертиза;3) вопросы, поставленные перед экспертом;4) материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта.
В соответствии с ч.1 ст. 195 УПК РФ необходимость назначения судебной экспертизы определяется следователем самостоятельно. Следователь должен признать назначение судебной экспертизы необходимым, если существенные для уголовного дела факты могут быть установлены не иначе, как путем применения специальных знаний.Судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями.Следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника и разъясняет им права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ. Об этом составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением.Судебная экспертиза в отношении потерпевшего, за исключением случаев, предусмотренных п. 2, 4 и 5 ст. 196 УПК РФ, а также в отношении свидетеля производится с их согласия или согласия их законных представителей, которые даются указанными лицами в письменном виде.Обязательное назначение судебно-психиатрической экспертизыСогласно ст. 196 УПК РФ, назначение судебной экспертизы является обязательным для установления:1) причины смерти;2) характера и степени вреда, причиненного здоровью;3) психического или физического состояния подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве;4) психического или физического состояния потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания;5) возраста подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение.Поводы для назначения СПЭ следующие:сомнения в психической полноценности обвиняемого. особенности поведения обвиняемого или подозреваемого во время следствия или правонарушения.Назначение судебно-психиатрической экспертизы может быть осуществлено на стадии судебного разбирательства. В этих случаях суд выносит определение о назначении экспертизы и обосновывает его. В тех случаях, когда экспертиза была проведена прежде, суд выносит определение о повторной экспертизе, если он не согласен с ее заключением, или о дополнительной, если заключение экспертизы представляется неполным или недостаточно ясным.Как правило, проведение СПЭ производится в психиатрическом учреждении — диспансере или больнице, в которых существуют судебно-экспертные комиссии. Поэтому, хотя они и не являются самостоятельными экспертными учреждениями, на них распространяется действие ст. 199 УПК, которая предусматривает, что при производстве судебной экспертизы в экспертном учреждении следователь направляет руководителю соответствующего экспертного учреждения постановление о назначении судебной экспертизы и материалы, необходимые для ее производства.Руководитель экспертного учреждения после получения постановления поручает производство судебной экспертизы конкретному эксперту или нескольким экспертам из числа работников данного учреждения и уведомляет об этом следователя. При этом руководитель экспертного учреждения, за исключением руководителя государственного судебно-экспертного учреждения, разъясняет эксперту его права и ответственность, предусмотренные ст. 57 УПК РФ.Руководитель экспертного учреждения вправе возвратить без исполнения постановление о назначении судебной экспертизы и материалы, представленные для ее производства, если в данном учреждении нет эксперта конкретной специальности либо специальных условий для проведения исследований, указав мотивы, по которым производится возврат.Если судебная экспертиза производится вне экспертного учреждения, то следователь вручает постановление и необходимые материалы эксперту и разъясняет ему права и ответственность, предусмотренные статьей 57 УПК РФ. Эксперт вправе возвратить без исполнения постановление, если представленных материалов недостаточно для производства судебной экспертизы или он считает, что не обладает достаточными знаниями для ее производства.Порядок назначение судебно-психиатрической экспертизы
В соответствии с уголовно-процессуальным и гражданским процессуальным законодательством судебно-психиатрическая экспертиза производится по постановлению следователя, прокурора, органа дознания, по определению суда и определению (постановлению), вынесенному единолично по делу частного обвинения или в порядке досудебной подготовки гражданского дела. Ходатайствовать о назначении экспертизы по уголовным делам могут обвиняемый, потерпевший, их законные представители, защитник с момента участия в деле, обвинитель в судебном заседании. В гражданском процессе имеют право ходатайствовать о назначении экспертизы истцы, ответчики, их представители и прокурор, если последний участвует в деле. При возбуждении дела о признании гражданина недееспособным судебно-психиатрическая экспертиза является обязательной независимо от заявленных ходатайств.Согласованность медицинских и юридических аспектов организации и проведения судебно-психиатрической экспертизы обеспечивается специальной подготовкой как психиатров (стажировка, специализация на рабочих местах, ординатура, циклы при институтах усовершенствования врачей и др.), так и юристов. На юридических факультетах обязателен курс судебной психиатрии; в системе повышения квалификации следователей, прокуроров, судей и других юридических работников также проводятся специальные занятия по судебной психиатрии. Знание основ судебной психиатрии работниками следствия, адвокатуры, прокуратуры, суда - одно из важнейших условий правосудия: именно от них в первую очередь зависит своевременная постановка вопроса о судебно-психиатрической экспертизе или, наоборот, отклонение ходатайств об освидетельствовании, если для этого нет достаточных оснований. Кроме того, осведомленность юристов в вопросах судебно-психиатрической практики позволяет им более полноценно подготовить материалы дела, предоставляемые для изучения экспертам (предварительный сбор медицинских документов, характеристик, целенаправленный опрос свидетелей о психическом состоянии подэкспертного и т. д.), а также дает возможность более аргументированно оценить акт судебно-психиатрического освидетельствования, принять заключение экспертов о вменяемости, дееспособности или высказаться о проведении дополнительной и даже повторной экспертизы.Таким образом, не только само направление лица на судебно-психиатрическую экспертизу, но и полнота материала, который ляжет в основу суждений психиатров-экспертов при решении поставленных перед ними вопросов, а также оценка правильности решения этих вопросов во многом зависят от судебно-психиатрической грамотности юристов.В этой связи является особо важной разработка тех критериев, которые дают основания сомневаться в психическом здоровье лица, оказавшегося в сфере следственно-судебного разбирательства или в местах лишения свободы. Правильное применение этих критериев обеспечивает своевременное назначение экспертизы. Некоторые из этих критериев достаточно просты, другие требуют специальных знаний и опыта.Одним из формальных оснований для сомнения в психической полноценности лица, вовлеченного в следственно-судебную ситуацию, являются сведения о его лечении в прошлом в психиатрических больницах или о том, что оно состоит на учете в психоневрологическом диспансере. Такое же значение имеют данные трудовой и военно-психиатрической экспертизы об инвалидности или негодности к военной службе по состоянию психического здоровья. Сведения о высокой частоте психических заболеваний среди родственников, об обучении во вспомогательной школе, о явных странностях поведения, о попытках самоубийства также должны приниматься во внимание, но они должны быть объективизированы (справки из психиатрических учреждений, характеристики и т. д.), чтобы стать реальным поводом к назначению экспертизы.Имеют значение сведения о перенесенных в прошлом заболеваниях головного мозга (энцефалит, менингит), травмах черепа, если они сопровождались психическими нарушениями, вызвали ухудшение успеваемости в учебе или снижение трудоспособности. Могут приниматься во внимание заявления соответствующих общественных организаций, характеристики и отзывы учреждений с указанием на психическую неполноценность данного лица. Свидетели по делу по собственной инициативе могут высказывать сомнения в психической полноценности обвиняемого. В этом случае их показания обязательно уточняют, конкретизируют и стараются получить подробные сведения о психическом состоянии обвиняемого у его родственников и других свидетелей.Предварительная, до назначения экспертизы, объективизация всех этих данных чрезвычайно важна, так как она может предупредить необоснованное назначение экспертизы или, наоборот, будет содействовать своевременному проведению экспертизы и правильному экспертному решению. Необходимо учитывать, что как в уголовном, так и в еще большей степени в гражданском процессе данные о наследственной отягощенно-сти, о тех или иных странностях в поведении и понимаемых в бытовом смысле признаках психических расстройств могут умышленно и неумышленно искажаться и извращаться. Симуляция и диссимуляция не только своего настоящего психического состояния, но и анамнеза - нередкое явление в судебно-психиатрической практике. Родственники и другие лица, заинтересованные в исходе уголовного или гражданского дела, так же могут давать предвзятые оценочные квалификации «психической ненормальности» психически здоровых лиц или, наоборот, говорить о психической норме у душевнобольных. Прямо противоположные показания о психическом здоровье лица, подвергающегося судебно-психиатрическому освидетельствованию в гражданском процессе, довольно часто дают свидетели, заинтересованные в установлении дееспособности или недееспособности этого лица. В связи с этим только после всесторонней объективизации все сведения могут стать достаточными аргументами для назначения экспертизы.Следователь, судья, изучая личность обвиняемого, обычно могут получить достаточный материал о формировании его личности, социальном поведении, круге интересов, ценностных ориентациях. Странное, социально-психологически неадекватное поведение в семье, быту, на производстве, отмеченное задолго до привлечения к уголовной ответственности или судебного определения дееспособности-недееспособности, должно быть поводом для направления на экспертизу. То же относится к необычности или безмотивности правонарушения или действия (завещание или сделка и т. д.), ставшего предметом разбирательства в гражданском процессе. Иногда психологиче­ская непонятность, крайняя демонстративность ООД бывают первыми признаками психического заболевания.Некоторые неболезненные по своей природе антисоциальные формы поведения могут производить впечатление стран­ных, причудливых, лишенных понятных мотивов, что вызывает сомнение в психической полноценности обвиняемого. То же относится и к особой жестокости, проявляемой иногда преступниками при совершении преступлений. Эти признаки сами по себе не могут служить доказательством психического расстройства, они должны учитываться лишь в совокупности с другими данными об особенностях личности и поведения обвиняемого, но это уже другой вопрос. Данные о странности поведения, об особой жестокости и безмотивности преступления - показания к назначению экспертизы. Экспертиза может установить связь этих данных с болезненным расстройством психики и дать заключение о невменяемости. Если эти особенности поведения и правонарушения относятся к вменяемому, то они не как болезненные, а как личностные особенности преступника получают соответствующую оценку суда.Наряду с теми данными, которые добываются в ходе предварительного следствия или судебного разбирательства на основании свидетельских показаний, медицинских документов, бытовых и производственных характеристик, а также самого деяния, приведшего к уголовному или гражданскому процессу, следователь, прокурор, адвокат, судья, а также администрация мест лишения свободы могут на основе своих знаний о проявлениях психических заболеваний высказать в соответствующих случаях предположение о психическом расстройстве и поставить вопрос о судебно-психиатрическом освидетельствовании.Не только странное, нелепое поведение в следственном изоляторе, в зале судебного заседания или в местах лишения свободы, но и определенные жалобы и высказывания могут быть поводом для направления на экспертизу. Жалобы на путаницу мыслей, на неспособность сосредоточиться и понять смысл происходящего, на «голоса» и «воздействие со стороны», на страхи и чувство враждебного, угрожающего отношения окружающих, что находит отражение в неправильном поведении, должны стать показанием к направлению на экспертизу. Во время допросов подследственных или бесед с осужденными могут выявиться и другие признаки психической несостоятельности, которые также должны давать повод к направлению на экспертизу: неспособность правильно осмысливать вопросы, отвечать по их существу, непоследовательность, паралогичность рассуждений, пассивное, безучастное отношение к совершенному деянию и привлечению к уголовной ответственности или, наоборот, аффективные реакции, явно выходящие за рамки адекватных. Своевременность выявления и направления на экспертизу лиц, вызывающих сомнения в психической полноценности, свидетельствует о судебно-психиатрической грамотности юристов, является залогом правосудия и имеет существенное значение для профилактики повторных ООД психически больных.Признаки болезненного расстройства психики обвиняемого могут внезапно выявиться на любом этапе уголовного процесса, что и определяет время направления на судебно-психиатрическую экспертизу. Если перечисленные факты, вызывающие сомнения в психическом здоровье обвиняемого, становятся известны в процессе следствия, а поведение обвиняемого не требует его неотложного помещения в психиатрическое учреждение, то следует оформлять направление на судебно-психиатрическую экспертизу после того, как собрано достаточно материалов, характеризующих психическое состояние обследуемого вообще и в период совершения преступления в частности.

Различные обстоятельства, вызывающие сомнения в психическом здоровье обвиняемого, далеко не всегда достаточны для вывода об имеющейся у него психической болезни и для установления невменяемости. Они лишь служат показанием к судебно-психиатрической экспертизе. На основании этих фактических данных следователь формулирует постановление о направлении на экспертизу (суд в соответствующих случаях выносит определение о проведении судебно-психиатрической экспертизы).
Проведение психиатрической экспертизы. Состав экспертной комиссии.
Судебно-психиатрическим экспертом может быть только лицо, имеющее звание врача и прошедшее специализацию по психиатрии. Кроме того, эксперт должен быть объективен, не иметь личной заинтересованности в результатах экспертизы. Обладая специальными познаниями и практическим опытом в области психиатрии, эксперт призван помочь следствию и суду выяснить те фактические обстоятельства по делу, которые не могут быть установлены без экспертизы (ст. 283 УПК РФ). Знакомясь с доказательствами по делу, эксперт своими разъяснениями и выводами помогает следствию и суду установить, имеют ли они дело с психически больным или психически здоровым человеком, каков характер психического заболевания, если оно имеется.Проведение судебно-психиатрических экспертиз, как правило, поручается постоянным судебно-психиатрическим комиссиям, которые работают на базе психоневрологических диспансеров или психиатрических больниц. Состав этих комиссий утверждается приказом обл(гор)здравотдела области или города, где они создаются. Кроме того, следователь и суд могут сами определить персональный состав экспертной комиссии или поручить Министерству здравоохранения и социального развития РФ образовать такую комиссию. А также следователь и суд могут поручить проведение судебно-психиатрической экспертизы любым врачам, имеющим специализацию по психиатрии. Наиболее сложные, в том числе повторные, экспертизы могут быть поручены Государственному научному центру социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского.

Судебно-психиатрическая экспертиза, как правило, проводится комиссионно в составе не менее трех психиатров: докладчика, члена и председателя комиссии. В диагностически сложных и наиболее ответственных случаях комиссия обычно состоит из большего числа членов; проведение экспертизы двумя или одним психиатром допускается лишь как исключение при объективной невозможности обеспечить полный состав комиссии.
Права и обязанности эксперта
Согласно Уголовно-процессуального кодекса РФ (ст. 57), эксперт вправе:1) знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы;2) ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов;3) участвовать с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы;4) давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования;5) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права;6) отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения.
В соответствии с той же статьей, эксперт не вправе:1) без ведома следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы;2) самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования;3) проводить без разрешения дознавателя, следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств;4) давать заведомо ложное заключение;5) разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 настоящего Кодекса.
Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" также предусматривает определенные обязанности и права эксперта (ст. 16, 17).Эксперт обязан:1) принять к производству порученную ему руководителем соответствующего государственного судебно-экспертного учреждения судебную экспертизу;2) провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела, дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам;3) составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу, если поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта, объекты исследований и материалы дела непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения и эксперту отказано в их дополнении, современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы;4) не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с производством судебной экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну;5) обеспечить сохранность представленных объектов исследований и материалов дела.*Эксперт также исполняет обязанности, предусмотренные соответствующим процессуальным законодательством.
Эксперт не вправе:1) принимать поручения о производстве судебной экспертизы непосредственно от каких-либо органов или лиц, за исключением руководителя государственного судебно-экспертного учреждения;2) осуществлять судебно-экспертную деятельность в качестве негосударственного эксперта;3) вступать в личные контакты с участниками процесса, если это ставит под сомнение его незаинтересованность в исходе дела; самостоятельно собирать материалы для производства судебной экспертизы;4) сообщать кому-либо о результатах судебной экспертизы, за исключением органа или лица, ее назначивших;5) уничтожать объекты исследований либо существенно изменять их свойства без разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу.
Эксперт вправе:1) ходатайствовать перед руководителем соответствующего государственного судебно-экспертного учреждения о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов, если это необходимо для проведения исследований и дачи заключения;2) делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний;3) обжаловать в установленном законом порядке действия органа или лица, назначивших судебную экспертизу, если они нарушают права эксперта.
Эксперт также имеет права, предусмотренные соответствующим процессуальным законодательством.*Эксперт дает заключение от своего имени на основании произведенных исследований в соответствии с его специальными знаниями и несет за данное им заключение личную ответственность:*За дачу заведомо ложного заключения эксперт несет ответственность в соответствии со ст. 307 Уголовного кодекса Российской Федерации.

*За разглашение данных предварительного расследования эксперт несет ответственность в соответствии со ст. 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.
7 Виды СПЭСПЭ, как правило, проводится комиссией, состоящей из 3 экспертов (допускается проведение экспертизы двумя или даже одним специалистом). Более 3 экспертов включается в состав комиссии в особо сложных и ответственных случаях, что может быть сделано как по инициативе экспертного учреждения, так и по предписанию органа, назначающего персональный состав экспертов. Производство комиссионной экспертизы регламентируется ст. 200 УПК РФ.
Один из членов экспертной комиссии является ее председателем, один — врачом-докладчиком, который непосредственно изучает представленную документацию, проводит обследование подэкспертного и составляет проект заключения, а в случае стационарной экспертизы осуществляет его курацию с ведением истории болезни. Все члены комиссии подписывают заключение или акт судебно-психиатрической экспертизы и несут за него равную ответственность. Если между членами комиссии нет единогласия, один из них письменно излагает свое мнение. Оно составляется по тем же правилам, что и комиссионное заключение, и прилагается к последнему.
Амбулаторная экспертиза – однократное психиатрическое обследование испытуемого (без наблюдения в психиатрическом стационаре) для решения экспертных вопросов; проводится судебно-психиатрическими амбулаторными комиссиями, которые состоят не менее чем из трех врачей-психиатров: председателя, члена комиссии и докладчика. Персональный состав амбулаторной экспертной комиссии утверждается местными органами здравоохранения по представлению республиканского, краевого, областного или городского психиатра.На испытуемого, обследуемого амбулаторной судебно-психиатрической комиссией, составляется заключение (акт), обосновывающее диагноз и судебно-психиатрические выводы.Если амбулаторная экспертиза не может ответить на поставленные на ее разрешение вопросы, она дает заключение о необходимости помещения испытуемого на стационарное обследование.Стационарная экспертиза проводится только в психиатрических стационарах, где организуются стационарные судебно-психиатрические экспертные комиссии, состоящие не менее чем из трех врачей-психиатров: председателя, члена комиссии, докладчика, проводящего наблюдение за испытуемым. Персональный состав комиссии утверждается местными органами здравоохранения.Для проведения экспертизы испытуемые помещаются в судебно-психиатрические отделения, а при отсутствии таковых – в специально отведенные палаты общих отделений психиатрических (психоневрологических) учреждений. При проведении экспертизы применяются необходимые методы медицинского исследования, а в соответствующих случаях и лечение.Срок стационарного испытания не должен превышать 30 дней. В случае невозможности вынести окончательное заключение о психическом состоянии и вменяемости в течение месяца, стационарная экспертная комиссия принимает решение о необходимости продления срока испытания, копия которого направляется органу, назначившему экспертизу.В тех случаях, когда для решения вопроса о психическом состоянии испытуемого необходимо компетентное суждение врачей других специальностей, органами, назначившими экспертизу, могут быть созданы комплексные экспертные комиссии.Экспертиза в зале судебного заседания производится экспертом-психиатром единолично или комиссией из нескольких врачей-психиатров органов здравоохранения, вызываемых судом. После ознакомления с обстоятельствами дела и личностью испытуемого в процессе судебного следствия эксперт-психиатр представляет заключение в письменном виде. Он оглашает его во время судебного заседания и дает разъяснения по вопросам, заданным в связи с его заключением. Экспертное заключение может даваться также и в отношении обвиняемых, истцов, ответчиков, свидетелей, потерпевших, а также лиц, относительно которых решается вопрос о их дееспособности.В случае невозможности дать ответы на вопросы, поставленные судом, эксперт-психиатр выносит заключение о необходимости направления подэкспертного на стационарную экспертизу.Экспертиза в кабинете следователя может производиться единолично врачом-психиатром или комиссией врачей. После обследования обвиняемого или подозреваемого эксперт или комиссия экспертов дает свое окончательное заключение или указывает на необходимость проведения дополнительной амбулаторной или стационарной судебно-психиатрической экспертизы.Заочная экспертиза проводится лишь в исключительных случаях, когда подэкспертный не может быть доставлен для личного освидетельствования, в частности, когда находится вне пределов Российской Федерации.Посмертная экспертиза – наиболее сложная для экспертов-психиатров, всегда связана с решением вопроса о психическом состоянии субъекта во время деяния (например, при заключении им сделки, составлении завещания, дарственной записи и т.д.). Она, как правило, проводится в гражданском судопроизводстве, и трудность ее заключается прежде всего в том, что в гражданском процессе отсутствует предварительное следствие и поэтому качество и количество материалов, которые бы характеризовали действия и личность покойного, очень ограничены. Поэтому экспертам-психиатрам для ретроспективного установления психического состояния умершего в период совершения им тех или иных действий (например, заключения сделок) необходимо ознакомиться с представленными ему судом материалами гражданского дела, медицинскими и немедицинскими документами, личной перепиской, характеристикой на покойного с места работы и жительства и т.д.Экспертам-психиатрам обосновать выводы о психическом состоянии подэкспертных при данном виде экспертизы очень помогает изучение свидетельских показаний. В то же время их противоречивость, как правило, влечет необходимость участия эксперта в судебном заседании. Это связано с тем, что его целенаправленный опрос свидетелей о поведении в период деяния такого лица (например, завещателя в период оформления документов), взаимоотношениях с представителями сторон, тех или иных сведениях о психических нарушениях, которые они вольно или невольно могут дать при этом, способствуют выявлению природы заболевания, установлению глубины и тяжести патологических нарушений психики (если они имелись) и даже ретроспективной диагностике.Посмертная экспертиза призвана устранить последствия болезненных действий больного, что вызывает необходимость оценивать психическое состояние подэкспертного ретроспективно (после его смерти). Это сопряжено с большими сложностями, так как экспертное заключение основывается лишь на изучении материалов дела, медицинской документации (если она имеется) и показаниях свидетелей.Поводом для назначения посмертной экспертизы, например, являются судебные иски о признании недействительным завещания (дарственной записи, сделок), оформленного лицом, в психической полноценности которого возникли сомнения.Посмертная экспертиза проводится комиссией врачей?психиатров либо экспертом-психиатром единолично на основании определения суда или по определению, вынесенному судьей в порядке досудебной подготовки дела.При отсутствии или явной недостаточности в материалах гражданского дела данных, позволяющих прийти к заключению о действиях умершего или недееспособности подэкспертного (хотя сомнения об этом имеются), экспертное решение откладывается и дело возвращается в суд для дополнения нужными сведениями. При этом эксперты вправе указать, какие вопросы остались невыясненными судом при подготовке дела, а также потребовать приобщения к материалам дела необходимой медицинской документации (предпочтительно в подлиннике).
Экспертизы основная и дополнительная. Основной является экспертиза, назначенная для решения поставленных перед экспертами вопросов. Дополнительной по отношению к ней явится новая экспертиза, назначенная в связи с неполнотой или недостаточной ясностью прежнего (основного) экспертного заключения, но при отсутствии сомнений в достоверности его выводов. Дополнительная экспертиза проводится лишь тогда, когда неполноту либо недостаточную ясность основного экспертного заключения нельзя устранить с помощью допроса эксперта и последнему требуются дополнительные исследования. Дополнительную экспертизу можно поручить как экспертам, проводившим предыдущую (основную) экспертизу, так и другим экспертам (ч. 1 ст. 81 УПК, ч. 1 ст. 181 ГПК).
Экспертизы первичная и повторная. Первичная экспертиза проводится впервые по делу в отношении данного лица, повторная – вторично в отношении данного лица при наличии сомнений в обоснованности или правильности выводов первичной экспертизы (ч. 2 ст. 81 УПК). По делу может быть назначено несколько повторных экспертиз, которые по порядку их назначения именуются второй, третьей, четвертой и т.д. Производство повторной экспертизы поручается только другим экспертам (ч. 2 ст. 81 УПК, ч. 2 ст. 181 ГПК). Сомнения в обоснованности или правильности заключения первичной экспертизы приводят следователя (суд) к выводу, что эксперт или эксперты, проводившие экспертизу, не справились со своим экспертным заданием. Не каждая новая судебно-психиатрическая экспертиза данного лица обязательно относится к дополнительной или повторной. Так, стационарная экспертиза, назначаемая в случаях, когда в амбулаторных условиях поставленные вопросы не были решены, по отношению к амбулаторной экспертизе не является ни дополнительной, ни повторной. Обязательным условием дополнительной и повторной экспертизы выступает наличие экспертного заключения, содержащего ответы на поставленные вопросы (хотя бы на часть из них), как результата предыдущих экспертных исследований. Однако это прежнее заключение и его выводы не удовлетворяют орган, назначивший экспертизу, с точки зрения либо ясности и полноты, либо достоверности. Если же члены амбулаторной экспертной комиссии пришли к выводу, что амбулаторно решить экспертные вопросы невозможно и требуется стационарное обследование испытуемого, то по сути нет и самого экспертного заключения. Эксперты амбулаторной комиссии фактически составляют письменный документ о невозможности дать заключение, хотя и оформляют его традиционным для судебно-психиатрической практики актом судебно-психиатрической экспертизы. Данное обстоятельство не всегда учитывается в жизни, что приводит к терминологической путанице и неправильным по существу процессуальным решениям.


8 Комплексные судебно-психиатрические экспертизы
Инструкцией о производстве судебно-психиатрической экспертизы предусматривается возможность комплексных экспертных заключений, когда для решения вопроса о психическом состоянии испытуемого и определении степени выраженности психических расстройств необходимо компетентное заключение специалистов других смежных дисциплин.
В понятие комплексной экспертизы обязательно включаются такие признаки, как различие в компетенции экспертов, четкое разделение их функций и дача заключения на основе не только личных исследований, но и по результатам исследований, проведенных другими экспертами. Соблюдение этих условий предполагает участие экспертов в совместном формировании выводов и составлении общего заключения. Следовательно, комплексная экспертиза назначаемая судебно-следственными органами, правомочна в тех случаях, когда на рассмотрение экспертов предлагается решение вопросов смежных специалистов с применением специальных методов исследования для определения различных психопатологических и психологических особенностей испытуемого.
Объектом такого рода экспертиз в уголовном процессе могут быть обвиняемые, свидетели и потерпевшие.
Наиболее часто комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза назначается обвиняемым, совершившим правонарушения в состоянии аффекта (ст. 107, 113 УК). Поводом для назначения экспертизы, как правило, служат особенности поведения обвиняемого при совершении правонарушения: неожиданность поступков, появление несвойственных ранее форм поведения, жестокость, не соответствующая поводу, а также данные о конфликтной ситуации перед правонарушением. Целью экспертизы является установление у обвиняемого наличия или отсутствия временного расстройства психической деятельности (компетенция психиатра-эксперта), физиологического аффекта (нормальной, но чрезвычайно сильной эмоциональной реакции) или иных эмоциональных состояний (компетенция эксперта-психолога) в момент совершения правонарушения.
Сложность экспертной оценки аффективных реакций и связанная с ней частота расхождения экспертных заключений обусловлены рядом причин и прежде всего важностью разграничения сочетания в аффективном деликте нормально-психологических и патологических механизмов. Аффективная реакция в момент совершения правонарушения может возникнуть как у психически здорового лица, так и у лиц с различными нарушениями психической деятельности, сохраняя при этом свойства нормальной психологической реакции (физиологический аффект, эмоциональное возбуждение, оказывающее существенное влияние на поведение) или приобретает форму временного расстройства психической деятельности (патологический аффект).
Комплексная экспертиза такого рода позволяет отграничить болезненные формы аффективных реакций от неболезненных и вынести заключение о вменяемости-невменяемости подэкспертного. Однако, дав заключение о неболезненной природе аффективной реакции в плане отграничения ее от патологического аффекта, психиатр-эксперт не может, не выходя за пределы своей компетенции, оценить ее глубину и влияние на поведение обвиняемого при совершении правонарушения. В большинстве случаев экспертам (психиатру и психологу) приходится сталкиваться с оценкой состояний пограничных, между психиатрией и психологией, применять и совмещать знания в области обеих научных дисциплин.
Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза существенно расширяет возможности оценки аффективных состояний, включая в нее не только диагностику болезненных расстройств психической деятельности (патологический аффект) и их отграничение от сходных неболезненных состояний, но и определение глубины нормальных психологических реакций, в частности выраженности эмоционального возбуждения, возникшего в момент правонарушения. Последнее позволяет квалифицировать состояние обвиняемого как «аффект».
Аффективные реакции могут возникать как у психически здоровых лиц, так и у лиц с различными психическими аномалиями, чаще всего у обвиняемых с резидуальными органическими поражениями головного мозга, признаками расстройств личности (психопатиями), сосудистой патологией головного мозга (гипертоническая болезнь, начальные стадии атеросклероза головного мозга), приобретая ряд специфических черт. Экспертная оценка таких аффективных реакций также является предметом комплексных судебных психолого-психиатрических экспертиз.
Данные об употреблении обвиняемым алкогольных напитков не снимают с экспертов обязанности тщательно анализировать все обстоятельства дела в каждом конкретном случае, таких как временной промежуток между употреблением алкоголя и совершением правонарушения, эмоциональном состоянии, сложившейся конфликтной ситуацией и поводом, вызвавшем эмоциональное состояние. Эксперты-психиатры и психологи должны располагать заключением судебно-наркологической экспертизы о наличии или отсутствии у обвиняемого в момент совершения правонарушения алкогольного опьянения и степени его выраженности.
Экспертное заключение о наличии аффекта у обвиняемого в момент совершения правонарушения может служить основанием для соответствующей юридической квалификации противоправных действий обвиняемого. Перед комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизой по делам об аффективном деликте правомочна постановка следующих вопросов:1) страдает ли данное лицо расстройством психической деятельности;2) находилось ли данное лицо в момент совершения правонарушения в состоянии временного расстройства психической деятельности;3) находилось ли данное лицо в момент совершения правонарушения в состоянии аффекта;4) могло ли данное лицо в момент совершения противоправных действий понимать характер и общественную опасность совершаемых действий.
В компетенцию психиатра-эксперта при проведении комплексной экспертизы несовершеннолетних входят установление признаков психического расстройства, степени этих нарушений и решение вопросов вменяемости-невменяемости. При признании такого подростка вменяемым психолог и психиатр уточняют его способность в полной мере осознавать характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, следовательно, возможность применения ст. 22 УК РФ.В компетенцию комплексных судебных психолого-психиатрических экспертиз несовершеннолетних с признаками психических аномалий входит установление индивидуально-психологических особенностей, получивших отражение в его поведении при совершении конкретных противоправных действий. Поводом для назначения комплексных экспертиз могут быть данные о психических аномалиях, внешняя безмотивность поступков, немотивированное изменение показаний. Данные психолого-психиатрического исследования могут быть использованы для выяснения обстоятельств, имеющих значение для дела, в том числе личностных особенностей обвиняемого, уточнения психологических мотивов поведения.В уголовном процессе предметом комплексной психолого-психиатрической экспертизы могут быть свидетели и потерпевшие. Показаниями для назначения данного вида экспертизы могут служить данные о перенесенных потерпевшим и свидетелем травмах головного мозга, отставание и искажение психического развития, низкое интеллектуальное развитие, недостаточность речевых функций, расстройства личности со склонностью к фантазированию и внушаемости, что вызывает у следствия и суда сомнение в возможности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания. В комплексной экспертизе такого типа в компетенцию психиатра-эксперта входит установление наличия или отсутствия нервно-психических расстройств у обследуемого лица, а психолог-эксперт устанавливает способность лица с указанными видами патологии правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания, а также правильно понимать характер и значение совершенных в отношении него действий. В рамках комплексной экспертизы могут быть решены вопросы о способности потерпевшего (особенно по половым преступлениям) оказывать сопротивление. Такие личностные особенности, как вялость, пониженная активность, застенчивость, замкнутость, склонность к реакциям торможения и растерянности в новых сложных и экстремальных ситуациям, могут найти отражение в поведении потерпевшего в период криминальных действий, совершаемых в отношении него. Ограниченная возможность к сопротивлению потерпевшего может находиться в определенной зависимости и от возрастных признаков, осведомленности в половых взаимоотношениях, полноты и глубины понимания сложившейся ситуации, его эмоционального состояния (страх, растерянность, подавленность). Констатация указанных особенностей психической деятельности может быть расценена следствием и судом как беспомощное состояние потерпевшего. При этом следует отметить, что констатация беспомощного состояния и достоверность свидетельских показаний относится к компетенции суда.
Комплексная судебно-психиатрическая и судебно-медицинская экспертиза назначается в случаях, когда речь идет об определении тяжести телесных повреждений, повлекших психические нарушения у потерпевших.Такого вида комплексная экспертиза определена Приложением к приказу Министерства здравоохранения СССР от 11.12.78, согласно которому диагностика психических расстройств и установление причинной связи этих расстройств с полученной травмой относятся к компетенции судебно-психиатрической экспертизы, а оценка тяжести телесных повреждений проводится с судебно-медицинским экспертом.
Основными вопросами комплексной судебно-психиатрической и судебно-медицинской экспертизы является определение тяжести телесных повреждений у потерпевших при травматических поражениях головного мозга, оценка степени тяжести телесных повреждений при кратковременных расстройствах психики, при интоксикационных психозах, реактивных состояниях, а также установление связи заболевания с психической и физической травмами, полученными потерпевшим во время совершения преступления.В случаях посттравматических расстройств у потерпевших экспертной оценке подлежат как психические нарушения острого, так и отдаленного периодов. В остром периоде оценивается наличие или отсутствие явлений сотрясения (коммоции или контузии) головного мозга, характер и продолжительность синдромов помрачения сознания.Для оценки подострого и отдаленного периодов важное значение имеет диагностика посттравматических церебрастенических и энцефалопатических расстройств, посттравматической эпилепсии, признаков слабоумия и посттравматических психозов. Выраженность указанных расстройств, их продолжительность, типы течения определяют комплексное экспертное заключение о степени тяжести телесного повреждения как такового.
Одним из наиболее сложных в рамках обсуждаемой проблемы является вопрос об оценке тяжести телесных повреждений, повлекших временные расстройства психической деятельности (реактивных состояний).
Проблема реактивных состояний представляет собой особый интерес, так как касается тех телесных повреждений, которые не сопровождаются травматическими нарушениями анатомической целостности органов, а влекут за собой лишь функциональные расстройства.В соответствии с разработанной в ГНЦСиСП им. В.П. Сербского классификацией реактивных состояний: острые, подострые и затяжные, а также с учетом клинического уровня их выражения (невротические или психотические) и продолжительности их течения, эти состояния судебно-медицинским экспертом могут быть квалифицированы как телесные повреждения различной степени.Одной из форм нарушений психики, которые могут развиться в результате насильственных действий и которые являются предметом комплексной судебно-психиатрической и судебно-медицинской экспертизы, являются интоксикационные психозы. Они возникают вследствие введения потерпевшему как отравляющих веществ, так и лекарственных препаратов в токсических дозах. Оценка тяжести телесных повреждений у потерпевших при диагностике интоксикационных расстройств в психике проводится с учетом длительности, глубины, степени выраженности, а также возможного периода течения возникшего психического расстройства и его влиянием на дальнейшую трудоспособность потерпевшего.
Комплексные экспертизы в гражданском процессе в последние годы получили достаточно широкое распространение. Предметом комплексной экспертизы могут быть истцы и ответчики при очном освидетельствовании. Экспертиза в таких случаях проводится по общим правилам, изложенным выше, с участием, в основном, психиатров-экспертов и психологов-экспертов.Особого внимания заслуживает рассмотрение возможности комплексных экспертиз с участием различных специалистов при проведении посмертных экспертиз, когда оценивается состояние лиц, при жизни совершивших гражданские акты (купли-продажи, дарения, завещания, вступление в брак и т.д.), оспариваемые в гражданском процессе.Исходя из сложностей диагностики при посмертных судебно-психиатрических экспертизах вопросов, в последние годы к участию в подобных экспертизах привлекаются специалисты ряда смежных дисциплин. Наиболее часто в судебно-психиатрической практике возникает необходимость комплексного анализа материалов гражданского дела и медицинской документации с участием психологов и невропатологов.Комплексная судебная психолого-психиатрическая посмертная экспертиза проводится в тех случаях, когда оценивается психическое состояние лица в момент совершения гражданских актов, не обнаруживающего психотического уровня психических нарушений. Как правило, речь идет об астенических состояниях различной степени выраженности или об интеллектуально-мнестических расстройствах, не достигающих степени слабоумия. При этом психиатр-эксперт оценивает синдромологический уровень психических нарушений и его глубину, а перед психологом-экспертом ставятся вопросы о личностных особенностях исследуемого лица и их влияние на принятие решения, наличие или отсутствие повышенной внушаемости и пассивной подчиняемости влиянию окружающих.Мозговая органическая патология, развивающаяся при многих заболеваниях головного мозга и инфекциях, ее выраженность и динамика во многом определяются локализацией органического процесса в головном мозгу и его распространенностью. Кроме того, мозговые органические поражения могут создавать почву, на которой возникают различные болезненные состояния и атипично протекают соматические заболевания. При посмертных экспертизах возникает необходимость в оценке психического состояния лица, при жизни страдавшего опухолями мозга как первичными, так и метастазами в мозг при других локализациях опухолей. Участие невропатолога, в компетенцию которого входит диагностика такого рода нарушений, в ряде случаев необходима для более точной диагностики локализации процесса, а следовательно, и характера психических расстройств. Подобного рода, совместные с неврологами, экспертизы иногда проводятся также при оценке острого постинсультного состояния, острого периода черепно-мозговой травмы и некоторых других случаев.Неотъемлемой частью злокачественных опухолевых заболеваний как головного мозга, так и других органов является интоксикация, связанная с влиянием продуктов распада опухоли на организм. Интоксикация оказывает влияние на общее состояние больных и на психические функции (осмысление ситуации, оценка прогноза своего состояния, интеллектуально-мнестические функции и т.д.). На характер психических нарушений влияет и вид проводимого лечения, в том числе и применение наркотических препаратов в различных дозах. Поэтому при проведении посмертных экспертиз лицам, при жизни страдавшим онкологическими заболеваниями, может быть приглашен врач-онколог, а иногда нарколог.В последние годы нередко проводится посмертная экспертиза с участием врача-эндокринолога лицам, при жизни страдавшим сахарным диабетом и другими эндокринными заболеваниями. Диапазон психических расстройств при этих заболеваниях достаточно широк - от легких неврозоподобных нарушений до состояний помрачения сознания (коматозные состояния, связанные с повышенным или пониженным содержанием сахара в крови, и др.).Комплексные судебно-психиатрические экспертизы с участием терапевта могут проводиться в тех случаях, когда у лиц, страдающих различными соматическими заболеваниями, появляются психические нарушения либо в форме симптоматических психозов, либо в форме депрессивных реакций. Диагностика психозов при соматических заболеваниях является компетенцией психиатров-экспертов. Оценка глубины и выраженности депрессивных поражений требует соотнесения их с тяжестью и типом течения соматического заболевания (туберкулез, заболевания почек, различных оперативных вмешательств и т.д.), которые оцениваются врачом-терапевтом.


Понятие невменяемости есть производным от понятия вменяемости, так как оно выступает как его антипод. Лицо, которое находится в состоянии невменяемости, не подлежит уголовной ответственности и наказанию за совершенное общественно опасное действие, поскольку она не является субъектом преступления.
В части 2 ст. 19 дается законодательное определение понятия невменяемости, из которого вытекает, что неподсудной признается такое лицо, которое во время совершения общественно опасного действия, предусмотренное УК, "не могла сознавать свои действия (бездеятельность) или руководить ими вследствие хронического психического заболевания, временного разлада психической деятельности, слабоумия или другого болезненного состояния психики".
Приведенную в законе совокупность признаков, которые характеризуют невменяемость, называют формулой невменяемости. Причем к этой формуле включенные как медицинские, так и юридические признаки (критерии). Закрепленные в законе признаки есть одинаково обязательными как для экспертов, так и для юристов при решении вопроса о невменяемости конкретного лица.
Согласно ст. 19 невменяемость (как, кстати, и вменяемость) определяется только относительно времени совершения лицом общественно опасного действия и только в связи с ним. Недопустимо за пределами такого действия ставить вопросы о невменяемости или вменяемости лица.
2. Как уже отмечалось, в УК понятие невменяемости трактуется с помощью двух критериев: медицинского (биологического) и юридического (психологического).
Медицинский критерий очерчивает все возможные психические заболевания, которые существенным образом влияют на сознание и волю человека. В части 2 ст. 19 указанные четыре вида психических заболеваний: а) хроническая психическая болезнь; б) временный разлад психической деятельности; в) слабоумие; г) другое болезненное состояние психики.*Хроническая психическая болезнь - довольно распространенный вид заболевания психики. К этим заболеваниям принадлежат: шизофрения, эпилепсия, паранойя, прогрессивный паралич, маниакально-депрессивный психоз и др. Все эти болезни являются прогрессирующими, важковиліковними или вообще неизлечимыми. Хотя и при этих заболеваниях возможные так называемые светлые промежутки.*Временным разладом психической деятельности признается острое, непродолжительное психическое заболевание, которое происходит в виде нападений. Это заболевание внезапно возникает (часто как следствие тяжелых душевных травм) и при благоприятных обстоятельствах внезапно минует. К таким заболеваниям принадлежат разного рода патологические аффекты, алкогольные психозы, белая горячка и др.*Слабоумие (олигофрения) - тягчайшее психическое заболевание (психическое увечье). Оно є постоянным, прирожденным видом нарушения психики, которая поражает умственные способности человека. Существуют три формы слабоумия: идиотия (наиболее глубокая степень умственного недоразвития), имбецильность (менее глубокий), дебильность (легчайший форма). Таким образом, эти заболевания различаются между собой разной тяжестью выражения болезни.
Под другим болезненным состоянием психики понимают такие болезненные разлады психики, которая их не охватывают раньше названные три вида психических заболеваний. К ним принадлежат трудные формы психостенії, явления абстиненции при наркомании (наркотическое голодание) и др. Это не психические заболевания в чистом виде, но за своими психопатическими нарушениями они могут быть приравнены к ним.
Для наличия медицинского критерия невменяемости довольно установить, что на время совершения общественно опасного действия лицо страдало хотя бы на одно из указанных заболеваний. Другие возможные психические состояния, которые отрицательно влияют на поведение лица, например физиологический аффект, не исключают вменяемости. В определенных случаях они могут рассматриваться лишь как обстоятельства, которые смягчают ответственность (например, состояние сильного душевного волнения при умышленном убийстве - ст. 116).Установление медицинского критерия еще не дает оснований для вывода о невменяемости лица на время совершения общественно опасного действия, предусмотренное криминальным законом. Наличие медицинского критерия -лишь основание для установления критерия юридического, который окончательно определяет состояние невменяемости.
3. Юридический критерий невменяемости выражается в неспособности лица во время совершения общественно опасного действия сознавать свои действия (бездеятельность) или руководить ими именно вследствие наличия психического заболевания, т.е. критерия медицинского.
В части 2 ст. 19 юридический критерий невменяемости выражен двумя признаками: 1) интеллектуальной - лицо не могло сознавать свои действия (бездеятельность); 2) волевой - лицо не могло руководить ими. Под "своими действиями" (бездеятельностью) имеют на внимании не любое поведение психически больного, а только те его общественно опасные действия (бездеятельность), что предусмотренные определенной статьей УК.
Интеллектуальный признак критерия невменяемости находит свое проявление, во-первых, в том, что лицо не способно сознавать фактическую сторону, т.е. не понимает настоящего содержания своего поведения (не понимает, что совершает убийство, производит поджог дом и т.ін.), а потому не может понимать и его общественную опасность. Так, душевнобольной иметь во время купания своего малолетнего ребенка вводила ей в тело обычные швейные иглы, думая, что таким образом она вылечит ее от тяжелого недуга. В конце концов это привело к смерти ребенка, а в ее теле было найдено свыше сорока игл.
Во-вторых, интеллектуальный признак находит свое проявление еще и в том, что лицо не способно сознавать того, что ее действие имеет общественно опасный характер. В ряде случаев это не исключает того, что лицо при этом понимает фактическую сторону своего поведения. Так, больной, который страдает на олигофрению, произвел поджог в вечернее время сарай соседа для того, чтобы просветить улицу, где развлекалась молодежь. Здесь он понимал фактическую сторону своих действий, однако вследствие психического заболевания не сознавал их общественной опасности.
Волевой признак критерия невменяемости свидетельствует о такой степени разрушения психической болезнью волевой сферы человека, когда она не может руководить своими действиями (бездеятельностью).
Известно, что волевая сфера человека всегда органически связана со сферой сознания. Поэтому во всех случаях, когда лицо не сознает своих действий (бездеятельности), она не может и руководить ими.
Однако возможные и другие ситуации, когда лицо сознает фактическую сторону своего действия, может сознавать общественную опасность своих действий и их следствий, тем не менее не может руководить своим поведением. Такое состояние наблюдается в піроманів, клептоманов, наркоманов в состоянии абстиненции и др. Эти больные могут целиком сохранять способность сознавать фактическую сторону действия, которое совершается, и даже понимать его общественную опасность, однако они теряют способность руководить своими поступками. Піроман, например, во время поджога жилого дома понимает фактическую сторону своего поведения, правильно оценивает общественную опасность действия и его следствий, однако он не может руководить своими действиями. Также не может удержать себя и клептоман, когда случается возможность, от соблазна совершить кражу чужого имущества.
Указанные особенности интеллектуального и волевого признаков обусловили то, что в криминальном законе (ч. 2 ст. 19) они разделены между собой союзом "или". Таким образом законодатель подчеркнул не только их относительную самостоятельность, но, главное, он закрепил их равное значение при определении невменяемости лица.
Итак, юридический критерий содержит в себе признаки, которые определяют тяжесть заболевания, глубину впечатления психики, степень влияния психического заболевания на способность сознавать характер совершенного действия, его следствия и руководить своими поступками. Это свидетельствует о неразрывной связи медицинского и юридического критериев, что и обусловило необходимость в ч. 2 ст. 19 закрепить смешанную формулу невменяемости.
В литературе отмечается, что юридический критерий невменяемости играет двойную роль: 1) определяет настоящее содержание невменяемости, так как только он разрешает определить, или сознавало лицо в момент совершения общественно опасного действия свои действия (бездеятельность) и или могла она в этот момент руководить ими; 2) устанавливает границе действия медицинских критериев и таким образом проводит границу между вменяемостью и невменяемостью.
Итак, лицо может быть признано неподсудной только тогда, когда установленная одна из признаков юридического критерия на основании хотя бы одной из признаков медицинского критерия.
4. Согласно закону лицо, которое признано неподсудным, не подлежит уголовной ответственности независимо от тяжести содеянного ею общественно опасного действия. К такому лицу, на основании ч. 2 ст. 19, могут быть применены меры принуждения медицинского характера, предусмотренные ст. 94. Такие мероприятия не являются криминальным наказанием, однако, в отличие от обычного психиатрического лечения, являются принудительными и направленные как на лечение больного, так и на охрану общества и государства от возможного повторения им новых общественно опасных действий.
5. Как уже было сказано, невменяемость лица характеризует ее психическое состояние на время совершения общественно опасного действия, предусмотренное криминальным законом.
Однако на практике имеют место случаи, когда лицо во время совершения преступления была осуждающей, но после его совершения к постановлению приговора заболела на психическую болезнь, которая лишает ее возможности сознавать свои действия (бездеятельность) или руководить ими.
Применение наказания к такому лицу, во-первых, противоречило бы принципу гуманизма, а во-вторых, не могло бы обеспечить достижения цели наказания.
Часть 3 ст. 19 именно и предусматривает такую ситуацию. В ней сказано, что не подлежит наказанию лицо, которое совершило преступление в состоянии вменяемости, но к постановлению приговора заболело на психическую болезнь, которая лишает ее возможности сознавать свои действия (бездеятельность) или руководить ими.Согласно закону (ч. 3 СТ. 19) к такому лицу по решению суда могут быть применены меры принуждения медицинского характера, а после выздоровления оно (в отличие от лица, признанного неподсудным) может подлежать наказанию на общих началах (ч. 4 ст. 95).


Предупреждение опасных действий психически больных является не только медицинской, но и серьезной социальной проблемой, в разрешении которой участвуют психиатры, юристы, работники органов Министерства внутренних дел и прокуратуры. В целях профилактики общественно опасных поступков нужны не только изоляция и лечение психически больных, но и последующие мероприятия по их реадаптации и устранению факторов и условий, способствующих общественно опасным действиям.Профилактика общественно опасных действий психически больных осуществляется в первую очередь системой психиатрической помощи при содействии органов милиции.Предупреждение первичных общественно опасных действий сводится к своевременному выявлению, систематическому наблюдению и лечению больных. Основной предпосылкой для этих мероприятий является широкая сеть психоневрологических диспансеров и стационаров. Важное место занимают социальная реабилитации психически больных, их адекватное включение в общественную среду и трудоустройство. Одним из важнейших звеньев предупреждения опасных действий психически больных стал введенный по инициативе Института общей и судебной психиатрии им. В. П. Сербского повсеместный учет психически больных, представляющих общественную опасность. Во всех психоневрологических диспансерах, отделениях и кабинетах заведены картотеки на больных с общественно опасными тенденциями или действиями. Специальному учету в качестве социально опасных подлежат те, кто ранее привлекался к уголовной ответственности, находился на принудительном лечении в связи с совершенным опасным действием, больные, подвергавшиеся неотложной госпитализации в связи с общественной опасностью, а также впервые обнаруживающие общественно опасные тенденции по данным психиатрического наблюдения. За указанным контингентом больных предусматривается активное наблюдение с периодическим осмотром не реже одного раза в месяц.Надзор за больными, состоящими на специальном учете, осуществляется совместно с органами милиции, которые должны информировать участкового психиатра об изменении состояния больного, алкогольных эксцессах и т. д.В некоторых крупных регионах организованы специальные кабинеты по предупреждению общественно опасных действий психически больных при республиканских и областных психоневрологических диспансерах для наблюдения за больными, представляющими общественную опасность [Числов А. В., 1983].Существенным требованием действующей системы профилактики является запрещение выписки больных из психиатрических стационаров на попечение родственников и опекунов, если больные представляют общественную опасность. Отказы родственникам и опекунам в просьбах о выписке больных оформляются специальным заключением врачебной комиссии.Важной мерой профилактики является неотложная госпитализация психически больных, представляющих общественную опасность. Правовым основанием такой госпитализации является ст. 36 Основ законодательства о здравоохранении, согласно которой специальные меры профилактики и лечения психически больных, представляющих опасность для окружающих, возлагаются на органы здравоохранения. Эта мера профилактики регламентирована «Инструкцией по неотложной госпитализации психически больных, представляющих общественную опасность», утвержденной Министерством здравоохранения 26.08.71 г. и согласованной с Министерством внутренних дел и Прокуратурой.Неотложная госпитализация в соответствии с данной инструкцией определяется общественной опасностью больного, обусловленной особенностями его болезненного состояния. Перечень показаний к неотложной госпитализации приведен в инструкции (синдромы систематизированных бредовых идей, С которыми связано общественно опасное поведение больного; ипохондрические бредовые состояния, обусловливающие агрессивное отношение больного к окружающим; острые психотические состояния с психомоторным возбуждением при склонности к агрессивным действиям и т. д.).При анализе причин неотложной госпитализации психически больных по признакам социальной опасности P. D. Werner с соавт. (1984) отмечают состояния, характеризующиеся враждебностью к окружающим, ажитацией и подозрительностью, а также агрессивные действия в анамнезе.Для обеспечения правовых гарантий больных в инструкции указано, что непсихотические формы психических аномалий не могут служить основанием для неотложной госпитализации (аффективные реакции и антисоциальные формы поведения у лиц с психопатическими чертами характера или нерезко выраженными последствиями травм мозга). Не подлежат госпитализации и такие лица, опасное поведение которых лишь вызывает подозрение на психическую болезнь, но она не является очевидной. При задержании органами охраны общественного порядка в связи с опасным для окружающих поведением эти лица подлежат направлению на экспертное психиатрическое (судебно-психиатрическое) освидетельствование в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством.В необходимых случаях психически больной, состоящий под наблюдением психиатров, может быть неотложно госпитализирован и без согласия родственников, опекунов или иных окружающих его лиц. Непосредственное осуществление госпитализации возлагается на медицинских работников по указанию тех психиатров, в обязанности которых входит помещение больных в психиатрические больницы (врачи неотложной психиатрической помощи, диспансеров и др.). В районах, где отсутствуют специальные психиатрические учреждения, неотложную госпитализацию проводят врачи общемедицинской сети, обычно осуществляющие помощь психически больным. Учитывая возможность агрессии, угрожающей здоровью и жизни медицинских работников и других окружающих больного лиц, местные органы милиции обязаны оказывать содействие в неотложной госпитализации при обращении к ним медицинских работников, осуществляющих госпитализацию.Инструкция регламентирует также порядок стационирования и выписки больных, помещенных в психиатрические больницы в порядке неотложной госпитализации, предусматривая в течение суток освидетельствование врачебной комиссией с целью определения психического состояния больного и правомерности этих мероприятий. Эти больные в период их пребывания в больнице подлежат обязательному переосвидетельствованию комиссией в составе 3 психиатров не реже одного раза в месяц для решения вопроса о необходимости их дальнейшего стационарного лечения.




Принудительные меры медицинского характера, как и уголовное наказание, представляют собой меру государственного принуждения, которую назначает суд.
Отличия от наказания: назначаются только больным, представляющим социальную опасность вследствие психической болезни и совершения общественно опасного деяния; лишены карательных признаков и не влекут судимости; не могут быть помилованы.

Виды принудительных мер медицинского характера (ст. 99 УК) амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра; принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа; принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа; принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.
Вид стационара рекомендуется судебно-психиатрической экспертной комиссией, определяется судом. Критерии выбора: клинические (прогноз развития болезни) и социальные (общественная опасность) показатели.
Всем пациентам, которым судом назначено принудительное лечение, 1 раз в 6 месяцев производится освидетельствование для решения вопроса о продлении или прекращении лечения (на что один раз в год дается санкция суда).
Ст. 102 УК определяет отмену принудительного лечения при изменении характера заболевания, при котором отпадает необходимость таких мер.
Показания к прекращению принудительных мер: выздоровление; стойкое улучшение психического состояния; такое изменение психического состояния, которое свидетельствует об устранении опасности для себя и общества.
Ст. 81 УК. Указывает, что если обвиняемый после совершения правонарушения, но до вынесения приговора заболел психическим расстройством, и оно имеет тяжелую форму (юридический критерий), ему назначается принудительное лечение. Если расстройство имеет временный характер, пациент будет получать лечение до выздоровления, затем может предстать перед судом (если не истек срок давности). Если расстройство хроническое, пациент будет освобожден от наказания, ему будет назначено принудительное лечение.
Ст. 81, 97-104 УК регламентируют пенитенциарную психиатрию.
Осужденный, у которого во время отбывания наказания возникло психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, освобождается от дальнейшего отбывания. Таким лицам могут судом назначаться принудительные меры медицинского характера. Если возникло временное расстройство, пациент будет получать лечение до выздоровления, затем продолжит отбывать наказание. Если расстройство хроническое, пациенту будет назначено принудительное лечение (если он представляет общественную опасность) или он будет помещен в психоневрологическое учреждение социального обеспечения.
Следует отметить, что все принудительные меры медицинского характера имеют целью помощь страдающим психическим расстройством и уменьшение общественной опасности (профилактика повторных общественно опасных действий).
Принудительные меры медицинского характера в отношении лиц с психическими расстройствами, совершивших общественно опасные деяния. К лицам, освобождаемым в связи с психическим расстройством от уголовной ответственности (невменяемость — статья 21 УК РФ) или наказания (статья 81 УК РФ), а также страдающим алкоголизмом, наркоманией либо психическим расстройством, не исключающим вменяемости (статья 22 УК РФ), если имеющиеся у них психические расстройства связаны с опасностью для себя или других лиц, а также возможностью причинения иного существенного вреда, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера (принудительное лечение) (статья 97 УК РФ). Соответствующие меры осуществляются в зависимости от состояния и опасности больного в амбулаторных условиях (амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра) либо в условиях одного из трех типов психиатрических стационаров — общего типа, специализированного или специализированного с интенсивным наблюдением (статья 98 УК РФ). Показания для назначения названных видов принудительного лечения в обобщенном виде представлены в УК РФ (статьи 100, 101) и более подробно в специальной инструкции (1988).
Стационар общего типа представляет собой отделение обычной психиатрической больницы либо диспансера (не подходят для этой цели лишь отделения пограничного профиля). Сюда направляются в основном совершившие деяние больные, находящиеся в относительно курабельном психотическом состоянии, не обнаруживающие негативных расстройств и изменений личности, сопровождающихся стойкими асоциальными тенденциями. Пациенты, направленные на принудительное лечение, находятся в отделении вместе с больными, поступившими для лечения на общих основаниях, и им назначаются те же режимы содержания и лечения, что и другим пациентам. Указанная инструкция запрещает им лишь прогулки вне территории больницы и предоставление домашних отпусков. По общему правилу, касающемуся всех видов принудительных мер, они не могут быть выписаны без соответствующего определения суда.
Под психиатрическим стационаром специализированного типа понимается психиатрическая больница или отделение, предназначенные исключительно для больных, направленных судом на принудительное лечение. Обычно в регионе (субъекте РФ) имеется 1—2 таких отделения (на территориях с большим количеством населения возможно и больше) или небольшая больница. Направляются в такие стационары преимущественно больные со стойкими асоциальными тенденциями, обусловленными негативными психическими расстройствами и изменениями личности. По статистическим данным в настоящее время такие пациенты составляют большинство среди направленных на принудительное лечение. Отмеченные особенности контингента, а также значительные сроки принудительного лечения определяют некоторые особенности организации и режима таких отделений. Наряду с лекарственной и другими видами биологической терапии значительный удельный вес в этих стационарах занимают различные мероприятия реабилитационно-воспитательного и психокоррекционного характера, особенно дифференцированная трудовая терапия. Велика роль пато-психолога, который должен обеспечивать не только диагностические исследования, но также вести групповые и индивидуальные занятия по психокоррекции. Здесь проводится клубная и культурно-воспитательная работа, вводятся элементы общественного самоуправления. Наряду с врачом и психологом в этих мероприятиях должны принимать участие весь медицинский персонал и социальные работники. Последние берут на себя и оказание больным различных видов социальной помощи (восстановление социальных связей, решение жилищных вопросов, оформление пенсии, вопросы трудоустройства и т.п.). Следует подчеркнуть, что все эти мероприятия имеют особое значение именно применительно к больным с асоциальными тенденциями, поскольку социальная дезадаптация является одной из наиболее существенных причин совершения общественно опасных действий. Естественно, в стационаре специализированного типа необходимы и соответствующие меры безопасности. Они обеспечиваются дополнительным количеством медицинского персонала, предусмотренным штатными нормативами таких отделений. Кроме того, в некоторых больницах наружную охрану отделений принудительного лечения обеспечивают (по договорам) подразделения милиции или специально созданная собственная служба обеспечения безопасности.
Специализированные стационары с интенсивным наблюдением в настоящее время представлены несколькими больницами федерального подчинения, которые выполняют межрегиональные функции. Следует сказать, что до 1988 г. эти больницы находились в ведении Министерства внутренних дел и назывались больницами специального типа. После передачи в систему Министерства здравоохранения лечебно-реабилитационная направленность деятельности этих учреждений значительно усилилась. Вместе с тем, поскольку они предназначены для больных, представляющих по своему психическому состоянию и с учетом характера совершенного деяния особую опасность для общества, они имеют отделы охраны, подчиненные уголовной-исполнительной системе Министерства юстиции РФ, служащие которых обеспечивают не только наружную охрану, но и надзор за содержащимися там больными как внутри отделений, так и при проведении различных мероприятий лечебно-реабилитационного и культурно-воспитательного характера.
Поскольку в больницах с интенсивным наблюдением имеются и пациенты с преимущественно психотической симптоматикой, нередко нуждающиеся в активной биологической терапии, и больные с преобладанием негативных расстройств и изменений личности, которым больше показаны реабилитационно-воспитательные и Психокоррекционные мероприятия, все что было сказано по этому поводу в отношении стационаров общего и специализированного типов применимо и к этим учреждениям. Однако особая опасность пациентов налагает определенный отпечаток на лечебно-реабилитационный процесс, который строится с учетом необходимости строжайшего надзора.
Особое место среди предусмотренных действующим законодательством принудительных мер медицинского характера занимают амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра. Эта мера впервые введена принятым в 1996 г. УК РФ (статьи 99, 100, 104). Хотя аналогичная мера предусматривалась законодательством некоторых республик в составе СССР до 1988 г., практического применения тогда она не нашла и до последнего времени не было опыта применения ее в нашей стране.
Главная особенность этой меры состоит в том, что принудительное лечение проводится во внебольничных условиях, по месту жительства больного, т.е. в психоневрологических диспансерах, диспансерных отделениях психиатрических больниц, психоневрологических кабинетах общесоматических больниц и поликлиник. Пациент, которому назначена данная мера, может вести обычный образ жизни, продолжать трудовую и общественную деятельность, получать пенсию по инвалидности (если таковая имеется), проживать в домашних условиях, сохраняя личные и социальные контакты. Вместе с тем он должен с предписанной ему врачом-психиатром частотой являться на прием, выполнять диагностические и лечебные назначения.
Естественно, далеко не каждый пациент с психическим расстройством способен выполнять эти требования. Поэтому число лиц, которым показана такая мера, ограничено. В него могут входить лица, совершившие общественно опасные действия в состоянии временного психического расстройства, которое уже не определяется к моменту проведения экспертизы. Эта мера может оказаться необходимой и после проведенного принудительного лечения в стационаре, когда больной нуждается в обязательной поддерживающей терапии или когда вызывают сомнение стойкость достигнутого у него улучшения и способность самостоятельно без лечебно-реабилитационной психиатрической помощи адаптироваться во внебольничных условиях. До введения амбулаторного варианта принудительного лечения такие пациенты без достаточных оснований задерживались на стационарном принудительном лечении. Последнее может быть возобновлено через суд при изменении состояния и возрастании общественной опасности больного, равно как и в случае несоблюдения назначенного режима.
Согласно статистическим данным за 1995 г. [Гурович И.Я., Прейс В.Б., Голланд В.Б., 1995], средние сроки принудительного лечения в настоящее время равны 480 дням, или примерно 1 году 4 мес (для сравнения средние сроки пребывания в психиатрической больнице одного пациента на общих основаниях — около 100 дней, или 3,3 мес). Столь длительные сроки пребывания в больнице в случае принудительного лечения требуют особого подхода к организации лечебно-реабилитационного процесса. Стационарное лечение поэтому проводится по определенному плану. Наиболее признанным в настоящее время является выделение следующих 4 этапов принудительного лечения: 1) адаптационно-диагностический; 2) интенсивных лечебно-реабилитационных мероприятий; 3) стабилизации достигнутого эффекта; 4) заключительный (подготовка к выписке из стационара). В отношении различных форм психических заболеваний с учетом психопатологических механизмов общественно опасных действий названные этапы должны быть наполнены определенным содержанием.

Право назначения принудительной меры медицинского характера принадлежит только суду, который делает это обычно в соответствии с рекомендацией экспертной или иной психиатрической комиссии. Вынося соответствующее определение, суд указывает вид принудительной меры медицинского характера, но не устанавливает, какому конкретному учреждению поручаются ее исполнение и какова ее продолжительность. Вопрос о направлении лица для принудительного лечения в определенную больницу решается органами управления здравоохранением с учетом места жительства больного, его родственников, а также других обстоятельств.
Продолжительность же применения принудительной меры в соответствии со статьей 102 УК РФ определяется путем периодических (не реже 1 раза в 6 мес) освидетельствований лица комиссией врачей-психиатров. Если комиссия приходит к выводу о необходимости продления принудительного лечения без изменения его вида, заключение об этом заносится в историю болезни и скрепляется подписями членов комиссии. Однако при длительном принудительном лечении 1 раз в год администрация больницы направляет заключение в суд, который и продлевает применение этой меры. В случае, если комиссия приходит к выводу о целесообразности прекращения принудительного лечения или изменения его вида, заключение об этом в обязательном порядке направляется в суд и может быть реализовано лишь при наличии соответствующего судебного определения.
Поскольку основанием для применения принудительных мер медицинского характера является наличие психического расстройства, связанного с опасностью соответствующего лица для себя или других (статья 97 УК РФ), то основанием для прекращения принудительного лечения является такое изменение психического состояния, при котором эта опасность исчезает. При этом необходимо учитывать, что указанные изменения должны быть достаточно стойкими, поскольку смысл применения принудительных мер состоит в том, чтобы больной не был опасен для общества и после их отмены. Во избежание преждевременного прекращения принудительного лечения и рецидива общественно опасных действий в ряде случаев прибегают к так называемой "ступенчатой" отмене принудительных мер. При этом больному, первоначально направленному, допустим, в больницу с интенсивным наблюдением, после улучшения его состояния принудительное лечение полностью не отменяется, а вначале на основании соответствующего судебного решения продолжается в стационаре иного типа, например в специализированном — без интенсивного наблюдения. Это позволяет в какой-то мере вскрыть диссимулятивные тенденции, более эффективно провести мероприятия по оказанию социальной помощи и обустройству последующей жизни пациента вне больницы (поскольку этот стационар находится по месту жительства), наконец, избежать возможного ухудшения состояния в результате резкого перехода от значительных ограничений свободы и активности к условиям самостоятельной жизни.

С этой же целью, как уже отмечалось, после прекращения стационарной принудительной меры больному может быть назначено амбулаторное принудительное лечение. Важно подчеркнуть, что во всех таких случаях, если решение оказалось неправильным, состояние больного вновь ухудшилось, а поведение стало опасным, сохраняется возможность вернуться к ранее назначенной мере, поскольку статья 102 УК РФ позволяет в таком же порядке изменить принудительную меру и на более строгую.
Непринудительные меры профилактики общественно опасных действий психически больных. Прекращение применения принудительных мер медицинского характера не означает, что больной оказывается вне внимания психиатрической службы. Поскольку в большинстве таких случаев имеют место различные стойкие психические расстройства, лица, страдающие ими, подлежат диспансерному наблюдению. В течение ряда лет в соответствии со специальной инструкцией Министерства здравоохранения и Министерства внутренних дел больные, представляющие потенциальную общественную опасность, включаются в группу так называемого активного диспансерного наблюдения (до 1977 г. — группа спецучета).
Группа спецучета формируется создаваемой для этой цели комиссией психиатров. В числе подлежащих направлению на комиссию в первую очередь указаны пациенты, в прошлом совершившие общественно опасные деяния и находившиеся в связи с этим на принудительном лечении. Кроме того, комиссионному рассмотрению подлежат также лица, имевшие судимости в прошлом, еще до начала психического заболевания; лица, у которых имеется симптоматика, указывающая на вероятность совершения общественно опасных действий (бредовые идеи преследования и воздействия, императивные галлюцинации, расторможенность и извращенность влечений и т.п.), а также страдающие пограничными формами психических расстройств (психопатии, органические поражения мозга, алкоголизм), на почве которых развивались в прошлом временные болезненные расстройства, в связи с чем они признавались невменяемыми. Следует подчеркнуть, что все названные лица не включаются автоматически в группу активного диспансерного наблюдения, а подлежат только представлению на комиссию, которая может и не найти оснований для более строгого диспансерного наблюдения. Состав этой группы систематически пересматривается.
Представляющие потенциальную опасность пациенты должны осматриваться участковым психиатром не реже 1 раза в месяц. Если больной выписан после стационарного принудительного лечения, особое внимание уделяется выполнению всех рекомендаций, содержащихся в выписке из истории болезни. Преемственность между больницей и диспансером существенно повышает эффективность принудительного лечения с точки зрения предотвращения новых общественно опасных действий. Если соответствующее лицо избегает контактов с диспансером, меняя с этой целью место своего проживания, то отделение милиции по просьбе диспансера помогает установить его место пребывания, а при наличии показаний для недобровольной госпитализации оказывает содействие в этом.
Законом РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" предусмотрены и другие меры, полностью или частично направленные на предупреждение опасного поведения лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами (психозы и слабоумие). Во всех случаях, когда указанным Законом предусматривается психиатрическое освидетельствование без согласия лица (статья 24) или его госпитализация в недобровольном порядке (статья 29), главным показанием для этого является опасность для себя или других лиц. Эта же цель преследуется нормой Закона, устанавливающей, что диспансерное наблюдение при наличии определенных показаний может быть установлено независимо от согласия больного. В некоторых крупных диспансерах создаются специализированные кабинеты, в которых осуществляется наблюдение и оказание всех видов помощи больным с потенциальной общественной опасностью. Хотя такое организационное решение нарушает принцип участковое™, по которому строится работа внебольничных психиатрических учреждений, оно, безусловно, обеспечивает наибольший профессионализм в решении специфических вопросов профилактики общественно опасных действий.
В психиатрических стационарах, в которые помещаются больные в недобровольном порядке, они подлежат особой регистрации и ежемесячным комиссионным освидетельствованиям с тем, чтобы, с одной стороны, не задержать их в стационаре без достаточных оснований, а с другой — не допустить выписки больного при сохраняющейся опасности.


Правоспособность, дееспособность. Недееспособность, ограниченная дееспособность, опека
Правовое положение гражданина, как участника гражданских отношений, определяется такими его качествами, как правоспособность и дееспособность. Согласно закону правоспособность гражданина рассматривается как способность иметь гражданские права и нести обязанности (гражданская правоспособность) и признается в равной мере за всеми гражданами. Правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается смертью (ст. 17 ГК РФ).
Закон содержит примерный перечень прав, входящих в понятие правоспособности граждан: «Граждане могут иметь имущество на праве собственности; наследовать и завещать имущество; заниматься предпринимательской и любой иной, не запрещенной законом деятельностью; создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами; совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах; избирать место жительства; иметь права авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений и иных охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности; иметь иные имущественные и личные неимущественные права» (ст. 18 ГК РФ).
Понятие правоспособности неразрывно связано с понятием дееспособности. Под дееспособностью закон понимает способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность). Согласно закону, дееспособность возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, т.е. по достижении восемнадцатилетнего возраста (ст. 21 ГК РФ), когда человек достигает психической зрелости и приобретает достаточный жизненный опыт, что определяет его способность правильно понимать и регулировать свои поступки. Дееспособность в отличие от правоспособности связана с определенными качествами гражданина: способностью понимать значение своих действий, руководить ими и предвидеть последствия их совершения. Эти качества зависят не только от возраста, но и от состояния психики. При различных болезненных нарушениях психики и у человека, достигшего психической зрелости, может отсутствовать способность понимать значение своих действий и регулировать свое поведение. В подобных случаях возникает вопрос о возможности такого гражданина осуществлять свои гражданские права и исполнять гражданские обязанности, т.е. о его дееспособности.
Гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном законом. Над ним устанавливается опека. От имени гражданина, признанного недееспособным, сделки совершает его опекун. Если основания, в силу которых гражданин был признан недееспособным, отпали, суд признает его дееспособным. На основании решения суда отменяется установленная над ним опека (ст. 29 ГК РФ). Таким образом, в законе сформулированы критерии недееспособности: медицинский — психическое расстройство и юридический — неспособность понимать значение своих действий или руководить ими. Понятие «психическое расстройство» обобщенно, суммарно объединяет многообразные по своей клинической картине формы психических заболеваний. Симптоматика болезненных психических расстройств может быть различной по своей выраженности, глубине и тяжести. Также разнообразны варианты течения психических заболеваний. В ряде случаев отмечается замедленный темп его развития, при котором психические изменения нарастают постепенно, длительное время не влияя на способность самостоятельно осуществлять свои гражданские обязанности. В других — имеет место неблагоприятная динамика с быстрым формированием глубоких и стойких личностных расстройств, которые определяют нарушения социальной адаптации и невозможность таких больных самостоятельно осуществлять свои гражданские права.
Поэтому установление диагноза психического заболевания еще не определяет решения о невозможности понимать значение своих действий или руководить ими. Решающее значение имеет установление степени, глубины и тяжести диагностированных психических расстройств, определяемых юридическим критерием. Таким образом, для признания лица неспособным понимать значение своих действий или руководить ими и самостоятельно осуществлять свои гражданские права и обязанности необходимо совпадение медицинского и юридического критериев.
Понятия недееспособности и невменяемости имеют много общего, но отождествлять их нельзя. На это указывал еще В.П. Сербский (1895), который подчеркивал, что дееспособность и способность ко вменению неидентичны. На практике эти критерии могут совпадать, в основном только в тех случаях, где речь идет о хроническом, неблагоприятно текущем душевном заболевании, сопровождающемся глубокими, необратимыми изменениями психики. Однако в последние десятилетия при широком применении активной терапии психических заболеваний наметилась общая тенденция к более легкому их течению с формированием стойких ремиссий и социальной адаптацией больных. При этом особенно отчетливым становится положение о том, что не всякое невменяемое лицо является недееспособным, и наоборот. Прежде всего следует подчеркнуть различие содержания медицинского критерия этих двух понятий. Так, медицинский критерий невменяемости включает хроническое психическое расстройство, временное психическое расстройство, слабоумие и иное болезненное состояние психики, в то время как содержание медицинского критерия недееспособности ограничивается обобщенным понятием «психическое расстройство».
В уголовном процессе при решении вопроса о вменяемости оценка психического состояния лица производится ретроспективно применительно к определенному совершенному им противоправному деянию. В гражданском процессе при решении вопроса о возможности понимать значение своих действий или руководить ими в ряде случаев также необходима ретроспективная оценка психического состояния (например, при совершении какой-либо сделки), однако этим задачи экспертизы не ограничиваются. По делам о признании лица неспособным понимать значение своих действий или руководить ими при назначении опеки, решении вопроса о возможности поддерживать брачные отношения, принимать участие в воспитании детей и т.д. возникает необходимость оценки психического состояния лица в настоящем и определения прогноза на будущее.
Недееспособность совпадает с невменяемостью только при хронических психических заболеваниях, характеризующихся неблагоприятным, безремиссионным течением и сопровождающихся нарастающими глубокими и стойкими личностными изменениями.
Временное психическое расстройство (реактивный, интоксикационный соматогенный психоз и др.), если в этот момент больной совершил противоправное деяние, исключает его способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, т.е. вменяемость. Однако при этом не исключается способность лица понимать значение своих действий или руководить ими. Не совпадают эти два понятия и при состояниях обострения или приступа при благоприятно текущем психическом заболевании. При совершении общественно опасного деяния в период приступа исключается способность осознавать фактический характер своих действий либо руководить ими. Однако по миновании состояния обострения или приступа, не влекущего каких-либо последующих личностных изменений у такого больного, не утрачивается способность осуществлять свои гражданские права и нести гражданские обязанности. Существенно различаются и меры медицинского характера, применяемые в отношении лиц, признанных судом недееспособными или невменяемыми.
В отношении лица, совершившего общественно опасное деяние и признанного невменяемым, экспертное заключение должно содержать рекомендации о применении мер медицинского характера, основывающихся на анализе его общественной опасности в зависимости от его психического состояния и характера совершенных общественно опас­ных действий.
В отличие от этого к лицам, участвующим в гражданском процессе (истцам и ответчикам), законом не предусмотрено применение мер медицинского характера.Исключение составляют лишь те больные, которые по своему психическому состоянию представляют особую общественную опасность и подлежат неотложной госпитализации в соответствии с показаниями, предусмотренными законом «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (ст. 29). В этих случаях эксперт в своем заключении должен обосновать необходимость неотложной госпитализации, которая осуществляется психиатрами по месту жительства больного.


Основой юридической формулы недееспособности «служит исключительно психическое состояние», определение которого относится к ведению врачей, имеющих необходимые специальные познания. В. П. Сербский подчеркивал, что не всякое душевное расстройство лишает человека возможности пользоваться всеми гражданскими правами и нести определенные гражданские обязанности. Нужна какая-то «мерка» для определения степени психического нарушения исключающего дееспособность. И этой «меркой», по Сербскому является психологический (юридический) критерий. Он по этому поводу пишет:
«Лишь то лицо может считаться недееспособным которое не понимает свойства и значения совершаемого или не может руководить своими поступками; наоборот, лицо, понимающее и способное руководить поступками, остается дееспособным, хотя бы оно страдало тяжелой и неизлечимой болезнью».

Следует подчеркнуть, что основные положения В. П. Сербского относительно значения юридического (психологического) критерия при судебно-психиатрической оценке дееспособности приняты в советской судебной психиатрии. При судебно-психиатрической экспертизе в гражданском процессе судебные психиатры руководствуются соответствующими положениями Гражданского кодекса. В ст. 7 ГК Российской Федерации сформулировано понимание нашим законом дееспособности как способности лица своими действиями приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности. Дееспособность в полном объеме возникает по нашему кодексу только с достижением совершеннолетия (18 лет). Следовательно, дееспособность предполагает наличие достаточно развитой, сохранной психической деятельности, позволяющей субъекту осуществлять свои гражданские права и выполнять лежащие на нем гражданские обязанности.
НЕВМЕНЯЕМОСТЬ И НЕДЕЕСПОСОБНОСТЬ: СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ
невменяемость и недееспособность при определенных чертах сходства являются самостоятельными понятиями и составляют понятийный аппарат разных отраслей права. Закон различает несколько вариантов правового состояния гражданина в зависимости от степени его психического состояния: 1) признанный судом недееспособным в порядке гражданского судопроизводства (ст. 29 ГК РФ, ст. 285 ГПК РФ 2002 г.); 2) хотя и не признанный судом недееспособным, но находящийся в момент совершения сделки в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, что является основанием для признания недействительными сделок (ч. 1 п. 2 ст. 177 ГК РФ), брака (ст. 27 Семейного кодекса РФ), завещания; 3) невменяемый, признанный таковым судом в отношении общественно опасного деяния при рассмотрении уголовного дела (ст. 21 УК РФ); 4) имеющий психическое расстройство, не исключающее вменяемости в отношении совершенного преступления, если лицо не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ст. 22 УК РФ); 5) получивший психическое расстройство после совершения преступления, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ст. 81 УК РФ); 6) хотя и не признанный судом недееспособным, но находящийся в момент заключения брака в состоянии психического расстройства, не позволившего лицу совершать осознанные волевые действия (порок воли) по выполнению такого условия вступления в брак, как "взаимное добровольное согласие мужчины и женщины" (ст. 12, 27 Семейного кодекса РФ); 7) и наконец, ограниченный в своем правовом положении в связи с признанием непригодным вследствие психического расстройства к выполнению определенных видов профессиональной деятельности, связанной с источником повышенной опасности. Такое решение принимается врачебной комиссией, уполномоченной на то органом здравоохранения, на основании оценки состояния психического здоровья гражданина в соответствии с Перечнем медицинских психиатрических противопоказаний, утверждаемым Правительством Российской Федерации (ст. 6 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантии прав граждан при ее оказании" от 2 июля 1992 г. в ред. Федерального закона от 21 июля 1998 г.).
Понятие невменяемости относится к уголовному праву и уголовному судопроизводству (ст. 21 УК РФ, ст. 300, 433 УПК РФ). В главе 4 Уголовного кодекса РФ "Лица, подлежащие уголовной ответственности" невменяемость определяется следующим образом: "1. Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики. 2. Лицу, совершившему предусмотренное законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные настоящим Кодексом" (ст. 21, 99 УК РФ). Эти меры осуществляются в психиатрических учреждениях органов здравоохранения (ст. 13 Закона РФ от 2 июля 1992 г. "О психиатрической помощи и гарантии прав граждан при ее оказании"). Невменяемость является обстоятельством, исключающим "преступность" деяния. Не случайно в отношении невменяемых в законе употребляется понятие "предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние", а не "преступление". Признание лица невменяемым является основанием для прекращения уголовного дела и направления лица на принудительное лечение (ч. 2 ст. 11, 97 УК РФ). Принудительные меры медицинского характера назначаются в случае, когда психическое расстройство лица связано с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного имущественного вреда (ст. 433 УПК РФ 2002 г.). Данные меры не преследуют цели наказания, их задача - лечение лица с тем, чтобы не допустить совершения им повторного общественно опасного деяния. В отношении других лиц, которые, заведомо зная о психических болезнях гражданина, вовлекли его в преступную деятельность с использованием его физической силы или иного способа, должна быть установлена повышенная ответственность. Уголовный кодекс РФ к числу обстоятельств, отягчающих наказание, относит "привлечение к совершению преступления лиц, которые страдают тяжелыми психическими расстройствами" (п. "д" ст. 63 УК РФ). Понятие "невменяемость" применялось ранее исключительно в уголовном судопроизводстве. Однако Кодекс об административных правонарушениях 2002 г. ввел понятие "невменяемость" как одно из оснований освобождения от административной ответственности, которая применяется за виновные противоправные действия (бездействие). Статья 2.8 КоАП РФ предусматривает, что "не подлежит административной ответственности физическое лицо, которое во время совершения противоправных действий (бездействия) находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и противоправность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики". В отличие от вменяемости (невменяемости) лица как понятия уголовного и административного права дееспособность означает юридическую характеристику зрелости волевых качеств, определяющую лично своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности, исполнять их (ст. 21 ГК РФ), а также нести ответственность за совершенные правонарушения (деликтоспособность). Зрелость воли определяется в первую очередь возрастом лица, поэтому закон различает несколько уровней дееспособности (недееспособности): до 6 лет, от 6 до 14 лет, от 14 до 18 лет. В отношении взрослых совершеннолетних граждан (с 18 лет) разные степени отклонения уровня развития воли от усредненного в ту или иную сторону могут быть установлены только в судебном порядке <*>.
В отличие от невменяемости и состояния лица в момент совершения сделки, признание гражданина недееспособным по ст. 29 ГК РФ определяется судом не на момент совершения какого-то конкретного действия в прошлом, а на основе оценки стойкого хронического психического расстройства с возможностью планомерной, рассудительной деятельности человека на день рассмотрения дела в суде и, более того, с прогностической оценкой его психического состояния на будущее. Некоторые психопатические личности могут быть признаны невменяемыми при определенных неблагоприятных для их психического здоровья ситуациях. Но в обычной обстановке они могут рассудительно осуществлять свои права и нести обязанности. Помимо фактора времени и характера действий лица для разграничения невменяемости и недееспособности нужно учитывать различия в медицинском критерии: если признание недееспособным допускается только при хроническом стойком психическом расстройстве, то ст. 21 УК РФ указывает и на временное психическое расстройство. Для определения состояния лица в момент совершения гражданско-правовой сделки может быть достаточным наличие только юридического критерия. Признание гражданина недееспособным - это не только определенное состояние здоровья, а сложное юридическое понятие, сочетающее в себе два критерия: медицинский и юридический. Под медицинским критерием понимается "психическое расстройство" лица. Данная формулировка введена ст. 29 Гражданского кодекса РФ 1995 г., как и ст. 97 Уголовного кодекса РФ 1996 г. взамен употреблявшегося ранее ст. 15 ГК РСФСР словосочетания "душевной болезни или слабоумия". "Психическое расстройство" как более точная обобщающая формулировка изменений психического здоровья лица введена разработчиками кодексов с учетом мнения консультантов-психиатров. В новом ГПК РФ 2002 г. указанные формулировки приведены в соответствие с новым ГК РФ: "В заявлении о признании гражданина недееспособным должны быть изложены обстоятельства, свидетельствующие о наличии у гражданина психического расстройства, вследствие чего он не может понимать значение своих действий или руководить ими" (ч. 2 ст. 282 ГПК РФ). Не всякое психическое расстройство влечет неспособность лица к разумному участию в гражданском обороте, а только такая его глубина (степень), которая пагубно влияет на волю и интеллект больного. Для признания гражданина недееспособным недостаточно установить только диагноз заболевания. Существенное значение имеет установление степени наступивших в результате этой болезни изменений личности. Грань между дееспособностью и недееспособностью психически больного, таким образом, определяется по юридическому критерию. Именно он является "эталоном" для измерения глубины качественных изменений психической деятельности <*>.
Признание гражданина недееспособным является, по существу, правовым оформлением указанных изменений психики человека как явления, выражающего проявление сил природы независимо от действий и сознания лица. Задача суда - констатировать это явление и оценить его с точки зрения права, то есть признать гражданина недееспособным или, напротив, отклонить заявление о признании его недееспособным.
Различия между невменяемостью и недееспособностью проводятся также по процессуальному порядку объявления лиц таковыми. Вопрос о признании невменяемым возникает в уже возбужденном уголовном деле в отношении лица, привлеченного в качестве обвиняемого или подсудимого в связи с конкретным общественно опасным деянием. В отличие от этого признание лица недееспособным происходит по специально возбужденному гражданскому делу, и совсем не обязательно, чтобы потребность обратиться в суд была связана с какими-то правонарушениями этого лица или его правоотношениями с другими лицами. Более того, никакие вопросы, затрагивающие права и обязанности данного лица, не могут быть рассмотрены одновременно с признанием его недееспособным, ибо в таком случае стороной фактически могло бы оказаться лицо, неспособное по своему психическому состоянию здоровья самостоятельно защищать свои права и не имеющее еще законного представителя. Поэтому материально-правовая природа дел о признании гражданина недееспособным обусловливает их процессуально-правовой характер как дел неисковых, в которых отсутствует спор о праве гражданском, где нет сторон, нет требования (иска) одного лица к другому, нет ответчика как конкретного нарушителя прав заявителя (особое производство). Другое различие в порядке признания лица невменяемым или недееспособным заключается в основаниях назначения судебно-психиатрической экспертизы и формулировании вопросов перед экспертами. Признание гражданина невменяемым, как и признание недееспособным, возможно только на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы, ибо для определения психического состояния и степени его тяжести нужны специальные познания. Однако предшествующие назначению экспертизы условия по уголовному и гражданскому делу различны. В уголовном деле сначала должен быть установлен целый ряд фактов предмета доказывания: событие преступления, факт совершения его данным лицом. И только лишь после этого при исследовании субъективной стороны преступления (вины, формы вины, мотивов) надо устранять возникшие сомнения в отношении психической полноценности лица, в отношении которого расследуется уголовной дело, что и является основанием назначения судебно-психиатрической экспертизы. По гражданскому делу о признании гражданина недееспособным основание для назначения экспертизы изложено в законе в самой общей форме - "при наличии достаточных данных о психическом расстройстве" (ст. 283 ГПК РФ). Судебное решение о признании гражданина недееспособным вступает в законную силу по общим правилам и приобретает определенные правовые свойства (ст. 209 ГПК РФ). В соответствии с темой настоящей статьи интерес представляет анализ такого правового последствия законной силы решения, как преюдициальность. При преюдициальности вступившего в законную силу решения суда о признании гражданина недееспособным означает, что закрепленные в этом решении выводы о его правовом состоянии являются обязательными для суда, рассматривающего другие дела с участием данного гражданина. В качестве предмета преюдиции, как правило, указывают на факты и правоотношения - "стороны, другие лица, участвующие в деле, их правопреемники не могут... оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты и правоотношения" (ст. 209 ГПК РФ). Думается, предмет преюдиции должен быть расширен за счет включения в него также и установленных судом правовых состояний гражданина или имущества. Решение о признании гражданина недееспособным, вынесенное в порядке особого производства, может иметь преюдициальное значение для гражданских дел с участием этого лица в исковом производстве. К их числу могут быть отнесены дела о признании сделки недействительной, признании брака недействительным, признании завещания недействительным и другие. Недееспособность лица является по указанным делам одним из юридических фактов, с которым гипотезы юридических норм материального права связывают определенные правовые последствия, в частности, этот факт - правовое состояние препятствует возникновению правоотношений, прав и обязанностей. По общим правилам процесса взаимная связь судебных постановлений существует не только между двумя решениями по гражданским делам (в том числе решениям арбитражного суда), но и между решением по гражданскому делу и приговором по уголовному делу (ст. 61 ГПК, ст. 69 АПК, ст. 90 УПК). Однако дела, связанные с недееспособностью или невменяемостью, настолько своеобразны, что вопрос об их преюдициальной связи решается весьма специфично. Прежде всего представляет интерес возможность преюдициальной связи определения суда о прекращении уголовного дела и направлении гражданина, признанного невменяемым, на принудительное лечение и последующего решения суда о признании гражданина недееспособным для назначения над ним опеки после снятия принудительного лечения (если это требуется по характеру его хронического психического расстройства). Требует анализа и другой вопрос: об обратной связи между решением суда о признании гражданина недееспособным и последующим рассмотрением дела о невменяемости этого гражданина, если он, будучи признан судом недееспособным, совершил уголовно наказуемое деяние. Может ли дееспособный быть признан вменяемым или, наоборот, предопределяет ли невменяемость последующее признание гражданина недееспособным? Нужно сразу ответить, что преюдициальная связь между решением суда по гражданскому делу о признании гражданина недееспособным и судебным постановлением по уголовному делу в отношении невменяемого лица отсутствует. Объяснение этому кроется в различиях понятий невменяемости и недееспособности. Смешение или отождествление данных понятий приводит к нарушениям закона. Одной из судебных ошибок при рассмотрении дела о признании гражданина недееспособным является то, что суд основывает свое решение только на истребованных из уголовных дел актах судебно-психиатрической экспертизы о невменяемости лица в отношении инкриминируемого ему правонарушения и определении суда о направлении лица на принудительное лечение. Так, гражданин Г. был признан судом недееспособным на основании истребованного из прекращенного уголовного дела акта с направлением его на принудительное лечение 10 месяцев назад. В другом случае суд признал К. недееспособным на основании безграмотного письма заместителя главного врача одной из психиатрических больниц о том, что гражданин К. четыре года назад находился у них на принудительном лечении, следовательно, по делу о расторжении с ним брака должен быть признан недееспособным, хотя в деле был ответ психиатрической больницы о том, что К. выписан в связи со снятием принудительного лечения, поэтому стационарная экспертная комиссия не может выполнить определение суда о назначении экспертизы по делу о признании его недееспособным. Гражданский процессуальный кодекс РФ, как и ранее действовавший ГПК РСФСР, предусматривает обязательное и специально назначаемое по делу о признании гражданина недееспособным заключение судебно-психиатрической экспертизы (ст. 283 ГПК). Перед экспертами-психиатрами ставятся вопросы: 1) страдает ли гражданин такой-то в настоящее время хроническим психическим расстройством и 2) может ли он вследствие этого отдавать отчет в своих действиях или руководить ими? Один из судов вынес несколько решений без назначения экспертизы, мотивируя это тем, что "факты недееспособности достаточно ясны, поэтому нет необходимости назначать по делу психиатрическую экспертизу". Между тем закон не ставит вопрос о назначении экспертизы в зависимость от усмотрения судьи. Принципиальные указания на этот счет давал Верховный Суд РСФСР по конкретным делам <*>.
Невменяемость является узконаправленным понятием, употребляемым только по уголовному или административному делу в отношении совершенного лицом преступления или административного правонарушения, определяемым на прошлое время на момент совершения общественно опасного деяния или административного правонарушения.
Признание лица недееспособным, напротив, рассчитано на будущее время, на то, что и после вступления решения суда в законную силу какой-то неопределенно длительный период времени гражданин не сможет совершать осмысленные действия в сфере гражданского оборота и будет нуждаться в опеке. Четкое разграничение понятий недееспособности и невменяемости способствует законному и обоснованному разрешению уголовных, административных и гражданских дел.


14Экспертиза свидетелей и потерпевших.Непроизвольные ошибки свидетелей и потерпевших нередко зависят, наряду с другими факторами, от состояния их психики, поскольку имеется множество причин, влияющих на правильное восприятие, запоминание и воспроизведение головным мозгом информации, ситуации и данных, интересующих органы расследования, следствия, обвинения, защиту и суд. Одна из них – воздействие эмоций, нарушающих точность запечатления в памяти и последующего описания событий свидетелями и особенно потерпевшими. Большое значение при этом имеет также состояние внимания и такие особенности психики, как память очевидцев.Задача предварительного следствия и судебного разбирательства состоит в исследовании содержания излагаемых свидетелями и пострадавшими фактов (сведений) и сопоставлении их с другими данными (информацией) для оценки их истинности и достоверности. Предметом экспертного психиатрического исследования при этом служат показания, а не лица, их дающие.В то же время в юридической практике нередки случаи, когда свидетелями и потерпевшими могут быть психически больные или лица, в отношении которых возникают сомнения в их психической полноценности. В подобных ситуациях судебно-следственным работникам и адвокатам необходимо уточнить психическое состояние (психическое здоровье и благополучие) таких лиц, способность воспринимать ими обстоятельства, имеющие значение для уголовного (гражданского) дела, и возможность давать правдивые показания. То есть поставить вопрос о назначении (в соответствии со ст. 196 УПК РФ) судебно-психиатрической экспертизы свидетелей и потерпевших. Предметом оценки для эксперта-психиатра в данном случае является психическое состояние лица, а не особенности и содержание (тем более недостоверность) его показаний, ибо это относится к компетенции суда. Поэтому и формулировка вопросов, которые должны ставиться перед экспертами, вытекает из содержания ст. 196 УПК РФ. Эксперт-психиатр должен четко изложить свою позицию, указать процессуальную дееспособность участия таких лиц в судебно-следственном процессе и возможность их, несмотря на психическое заболевание (при наличии тех или иных психических отклонений), давать правдивые показания. Это обусловлено вероятностью психически больных в своих показаниях отражать патологические переживания, носящие характер бредового толкования событий. В таких показаниях судебные психиатры также нередко констатируют искаженную информацию вследствие нарушений памяти, интеллекта и повышенной внушаемости.Показания психически больных свидетелей и потерпевших могут быть проявлениями оговора и самооговора вследствие имеющихся хронически протекающих психических расстройств. Реальные события у них могут претерпевать патологическую интерпретацию, исключающую возможность участия в судебно-следственных действиях, поскольку в их показаниях по не зависящим от данных лиц причинам появляются болезненные высказывания, иногда даже галлюцинаторные переживания. Экспертам-психиатрам в таких случаях дать свое заключение относительно несложно. Определенные трудности возникают при экспертизе психического состояния больных с пограничными нервно-психическими нарушениями и психическими заболеваниями, носящими хронический характер.Необходимо также обратить внимание на частные проблемы, с которыми сталкиваются эксперты-психиатры, когда способность правдиво воспринимать происходящие события и воспроизводить их обычно сохраняется, при этом отсутствуют клинически определяемые признаки слабоумия и не удается выявить значительного снижения интеллекта (например, у лиц, страдающих психопатиями, органическими поражениями головного мозга при травмах и заболеваниях и в других случаях).Более сложной является оценка состояния ремиссии у больных шизофренией. В таких случаях исходят из данных о глубине и качестве ремиссии, наличии или отсутствии при этом патологических толкований (например, остаточного бреда) и выраженности психического дефекта (например, слабоумия). При благоприятных условиях эти больные признаются способными давать свидетельские показания и даже могут быть дееспособными. Но в то же время не следует (без особой нужды) эту группу больных допускать к участию в судебном разбирательстве, так как обстановка в суде может сильно травмировать психику.Сложна также экспертиза больных олигофренией (особенно при сексуальных преступлениях). В этом случае следует учитывать степень их интеллектуальной недостаточности и склонность к повышенной внушаемости. Неглубокая дебильность таких лиц (при способности к контролю за своими действиями) не препятствует возможности давать по делу правдивые показания. Вместе с тем наличие выраженных психопатологических расстройств, расторможенности влечений (сексуальных), лживости, низкого интеллектуального уровня (основного у них психического дефекта) затрудняет экспертную оценку.Определенные трудности представляет проведение судебно-психиатрической экспертизы у лиц с острой черепно-мозговой травмой. Это связано с тем, что информация, сообщаемая ими в это время, из-за спутанного сознания и ретроградной амнезии зачастую бывает неверной. Нередко такие лица отрезок времени, выпавший из памяти, в дальнейшем «заполняют» домыслами (возникшими при ознакомлении с обстоятельствами дела), ложными воспоминаниями (со слов родных), и в результате сообщают искаженные сведения, искренне считая их истинными.Для следствия, суда и защиты важным является установление времени, с которого показания потерпевшего начинают носить патологический характер. Поэтому экспертам необходимо иметь материалы уголовного дела, в котором должны быть собраны документы, позволяющие провести анализ состояния и поведения такого лица в момент травмы, до и после нее. Это сделать довольно сложно. Нередко судебные психиатры в такой ситуации отказываются от дачи категорического заключения по данным обстоятельствам при анализе «немедицинских» документов.Вопрос о способности обвиняемых, подозреваемых, свидетелей, потерпевших давать правдивые показания в состоянии реактивного психоза ставится после его констатации экспертами-психиатрами. В основном это касается оговоров, самооговоров и сведений, сообщенных на предварительном следствии, во время возникновения психотического состояния, препятствующего возможности давать по делу правдивые показания.Довольно сложной является экспертиза так называемых беспомощных состояний потерпевших, когда отсутствует физическая возможность сопротивляться, понимать сущность совершаемых с ним действий или руководить в этой ситуации своими поступками (например, при половых преступлениях). Такое состояние может возникнуть при наличии психотического состояния (бреда, галлюцинаций), обострения психического заболевания, слабоумия, обморока, опьянения, отравления. Установление беспомощности относится к компетенции суда. Эксперт?психиатр же должен ответить на вопросы о психическом состоянии потерпевшего (потерпевшей) в момент криминальных действий. Диагностирование у такого лица выраженного слабоумия или психических расстройств обычно трудностей у врачей-экспертов не вызывает.В то же время нелегко решается вопрос о беспомощности потерпевшей (потерпевшего) в состоянии опьянения. Юристы признают при этом такую степень опьянения, которая лишила бы указанное лицо возможности осознавать окружающую обстановку, понимать значение совершаемых виновным действий или оказывать сопротивление. При оценке беспомощного состояния в основу берутся диагностические признаки опьянения: нарушение походки, расстройство речи, неадекватное поведение, наличие рвоты и тошноты, последующий сон и амнезия. Оценка особенностей поведения такого лица в период опьянения дает основание считать его поступки результатом токсического воздействия этанола (алкоголя) на головной мозг (в первую очередь) с последующим нарушением ориентировки в окружающей действительности, возможности осознавать характер своих действий или бездействия (то есть страдает критика) и сознательно руководить ими (то есть страдает воля). Отсюда несвойственные потерпевшей (потерпевшему) в обычной обстановке расторможенность, сменяющаяся апатией, безучастное отношение к совершаемым поступкам, отсутствие реакции на насилие, а также попыток скрыть эти признаки.

В то же время в судебно-следственной практике нередки случаи, когда заявления о сильном опьянении и запамятовании о происшедших событиях являются результатом нежелания правдиво описать ситуацию, боязни признаться в собственных ошибках, а иногда даже мести ранее любимому человеку. Поэтому эксперт-психиатр должен учитывать характерологические особенности личности потерпевшей (потерпевшего), сексуальную расторможенность (просвещенность), цинизм и другие психологические черты, которые могут отражаться на поступках этих лиц в состоянии опьянения.

Судебно-психиатрическая экспертиза в гражданском процессе
Круг вопросов, составляющих предмет судебно-психиатрической экспертизы в гражданском процессе, достаточно широкий. Эти вопросы касаются прежде всего оценки способности гражданина пользоваться гражданскими правами и выполнять гражданские обязанности. Способность иметь гражданские права и нести соответствующие обязанности признается за всеми гражданами.
Правоспособность граждан возникает с момента рождения и сохраняется до конца жизни (п. 2 ст. 17 ГК РФ).(право граждан в соответствии с законом иметь имущество в личной собственности, пользоваться жилыми помещениями и имуществом, наследовать и завещать имущество, избирать род занятий и место жительства, иметь права автора произведений науки, литературы и искусства, открытия, изобретения, рационализаторского предложения, а также иметь иные имущественные и личные неимущественные права (ст. 18 ГК РФ).)
Однако возможность осуществления гражданских прав определена рядом условий. Так, в п.1 ст. 21 ГК РФ указывается, что способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность) возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, т. е. по достижении 18-летнего возраста. Кроме того, гражданская дееспособность, согласно ГК РФ, предусматривает наличие у гражданина такого психического состояния, которое позволяет ему понимать значение своих действий и руководить ими, или, как принято считать, быть в здравом уме и твердой памяти. Таким образом, правоспособность в отличие от дееспособности постоянно сохраняется у гражданина, даже если он не в состоянии пользоваться предоставленными законом правами.
При ряде психических заболеваний, протекающих с достаточно выраженными нарушениями интеллектуальной деятельности, больные утрачивают способность разумно вести свои дела, пользоваться гражданскими правами и выполнять гражданские обязанности. Статья 29 ГК РФ содержит конкретные критерии признания гражданина недееспособным. Она включает два критерия - медицинский и юридический. Медицинский критерий объединяет в обобщенном понятии все формы существующих психических заболеваний, которые могут быть обусловлены различными причинами и характеризоваться различной психопатологической симптоматикой и различным типом течения. Юридический критерий определяет характер и глубину этих расстройств, так как не все и не всегда психические расстройства сопровождаются неспособностью больного -понимать значение своих действий или руководить ими».
Для признания лица недееспособным необходимо совпадение медицинского критерия с юридическим, который, собственно, и определяет судебно-психиатрическую оценку. Таким образом, установление диагноза психического заболевания еще не является достаточным основанием для признания лица недееспособным. Определяющее значение в этих случаях принадлежит юридическому критерию, характеризующему степень и глубину выявленного психического расстройства, лишающего (не лишающего) подэкспертного способности понимать значение своих действий и руководить ими. Так, глубокий уровень психических расстройств у лица может быть обусловлен